Все публикацииПолитика

"Дело об отравлении" раскололо Генеральную прокуратуру

Учитывая широкий общественный резонанс, полученный циклом публикаций "Левого берега" собственного расследования дела "об отравлении", редакция подготовила текст, суммирующий полученные нами сведения.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Первый тревожный звоночек прозвучал еще 25 сентября - в рапорте руководителя следственно-оперативной группы ГПУ по делу об отравлении Виктора Ющенко Галины Климович на имя генпрокурора Медведько. Документ - одна большая жалоба: не дают-де работать - отравление гаранта расследовать.

Климович: «Янукович лично нарушает закон - не пускает депутатов на допросы»

Не дает, во-первых, профильная временная следственная комиссия ВР, затеявшая полноценное параллельное расследование. Сам факт существования комиссии Климович считает незаконным, поскольку в состав ее входят Сивкович, Шуфрич да Москаль, проходящие по делу в качестве свидетелей. Раз так - их непредвзятость весьма сомнительна. Все адресованные Литвину просьбы вывести эту троицу из состава комиссии остались без ответа.

Во-вторых, «...чрезвычайно существенное препятствие следствию - злостное уклонение от явки в прокуратуру некоторых народных депутатов». Особенно - Д.Жвании, Н.Мартыненко, А.Ткаченко, В. Януковича, В.Сивковича, С.Левочкина, Э.Прутника, В.Коновалюка. Попытки «силового привода» - с помощью регламентного комитета Рады, результата не дали.

"Проблема для Ткаченко А.М. - место допроса - прокуратура, по поводу чего он постоянно дискутирует со следователями, считая, что те его должны допрашивать там, где он пожелает. Проблемой для всех остальных (кроме Жвании и Мартыненко) является отсутствие команды со стороны их лидера Януковича В.Ф., который лично нарушает закон, уклоняясь от явки в прокуратуру, и вынуждает к этому своих политических соратников, которые так и заявляют, что на заседании их фракции принято коллективное решение не являться на допросы в прокуратуру по этому уголовному делу», - жалуется Климович, не уточняя, правда, что нового и принципиально важного способен сообщить тот же Янукович или, прости Господи, Коновалюк, относительно хвори Ющенко.

В-третьих, работать Галине Ивановне мешает, как выяснилось... сам Ющенко. «Уклоняется от допросов по делу и потерпевший Ющенко В.А., которому я, на протяжении длительного времени, не имею возможности задать вопросы, ответы на которые чрезвычайно важны для следствия», - пишет руководитель следственной группы.

В качестве резюме - напоминание: о творящихся беспорядках она, Климович Галина Ивановна, не раз и не два докладывала самому Медведько, а также - их «связующему» звену - Голомше, но «соответствующего содействия в решении указанных выше проблем не получила». И вот, в сто первый раз, просит это содействие оказать-таки. Иначе перспективы раскрытия дела об отравлении - под большим вопросом.

Балога пытался «закрыть» Тимошенко по показаниям Лазаренко
Учитывая, что ранее Галина Ивановна считалась «стопроцентным человеком президента» и «верным бойцом» Медведько, полностью подотчетного, в свою очередь, гаранту, ее демарш многих удивил. Удивив, вселил подозрение: скандальный рапорт - только начало, подготовка почвы для чего-то еще более дерзкого. Например, публичного - на полсотни камер в «Интерфаксе» - признания: все «текущие» выводы по делу, логика его ведения навязывались Банковой; никакого отравления не было, а Ющенко просто «запутывает следы». Учитывая, что за самой Климович грехов водится немало - ой как немало! - а снаряды вокруг нее, по меткому выражению Луценко, в последнее время ложатся все ближе и ближе, подобный «бенефис» мог бы стать спасительной соломинкой.

Иначе рано или поздно придется нести ответственность за массовые допросы всех подряд, за изъятые паспорта, за выписывание санкций на прослушку 18 тыс. абонентов (!!!) - вроде как для пользы расследования.

"Умыть руки" еще значит вовремя перейти в стан Тимошенко. И умывать их следует тогда, когда сомнений в президентстве Юлии Владимировны не останется. Умывая, желательно не вспоминать о том, как Банковая совместно с ГПУ разрабатывала планы «ликвидации» Юлии Владимировны посредством компрометирующих показаний Павла Лазаренко, опросить которого предписывалось одному из действующих замов генпрокурора (причем сделать это на территории США). Но не сложилось: чиновник с темы аккуратно «съехал», додавить его почему-то не смогли, перетягивание каната закончилось с отставкой Балоги, и тема заглохла сама собой.

Умывая, желательно не вспоминать о «взаимозачетах» Медведько и Ющенко. О которых самому Медведько, конечно, прекрасно известно. И если Климович «выпорхнет» из-под «крыла» Банковой, крайними окажутся они с Голомшей. Крайними, потому что не углядели, не предотвратили и т.д.

Собственно, первым неладное почуял именно Голомша. Почуяв - жаловался в ГПУ всем встречным-поперечным: Климович давненько уже его не слушается, контроль над действиями следственной группы полностью утрачен. Подтверждение чему - появление в деле фамилий Януковича и Ко. Что трактовать стоит не иначе как попытку специально «вляпать» «регионалов» в «отравительную» историю с тем, чтоб отдалить их от Банковой. С которой Липская в последнее время ведет переговоры о возможности поддержки Виктором Андреевичем Виктора Федоровича во втором туре. Отдалить, разумеется, в интересах Тимошенко.

«Кровь Ющенко» принадлежит не Ющенко?
Впрочем, не только и не столько роли «стрелочника» следует опасаться Александру Ивановичу сотоварищи. Обнародование данных о серьезных «перекосах» в расследовании «отравительного» и других резонансных дел способно подмочить репутацию не меньше. А то и больше.

Не знать о «перекосах» генпрокурор, разумеется, не мог. Ему о них докладывали. В том числе - начальник отдела по надзору за расследованием уголовных дел, следователь ГПУ Лариса Чередниченко. Г-жа Чередниченко, которую ранее Винокуров откомандировал для работы в составе ВСК ВР по делу об отравлении, свой рапорт подала сразу после Климович - 26 августа. Главный посыл документа - игнорирование прокуратурой альтернативных версий в деле об отравлении, в особенности тех, к «разработке» которых «приложила руку» ВСК.

Кроме прочего, Чередниченко возмутилась тем, что ГПУ «упустила» из поля зрения факт поездки в Минводы (РФ) помощницы Бессмертного Светалны Гоменюк. Которая по поручению Романа Петровича (а Роман Петрович - по поручению Виктора Ивановича (тогда - главы СП), а Виктор Иванович - по личному распоряжению Виктора Андреевича) уговаривала Владимира Сацюка дать ложные показания против Виктора Медведчука, якобы уличив его в намерении отравить Ющенко.

Факт, который сам Сацюк признал в беседе с членами ВСК ВР. Факт, подтвержденный на допросе в ГПУ и Гоменюк.

Другая «игнорируемая» ГПУ, с точки зрения Чередниченко, альтернативная версия - об искусственном создании доказательств самого «отравления». Выстроенная на основе анализа протокола допроса ВСК ВР нардепа Жвании, с полным текстом которого вы можете ознакомиться на сайте «Левого берега». Если верить Жвании и Чередниченко, настаивающей, что верить Давиду Важаевичу просто необходимо, в конце лета - начале осени 2004-го у Ющенко обострились хронические болезни. Причем все сразу. Жена Катерина, опасавшаяся за жизнь супруга, уговорила его подлечиться в Вене. В Австрии Виктору Андреевичу действительно стало получше, он пошел на поправку, на радостях - поехал на пасеку, погрелся там на солнышке и что-то этакое скверное случилось у него с лицом. Что именно - не известно, однако это обезобразило его до такой степени, что об участии в предвыборном туре не могло быть и речи. Кампания оказалась под угрозой срыва. Штаб, в котором как раз случился силовой переворот, изобрел историю с отравлением исключительно для того, чтобы как-то оправдать отсутствие Ющенко и не потерять набранные баллы. Изобретая - перегнул палку.
«О том, что никакого отравления не было, знали все», - убеждает Жвания. Эти «все» потом либо шантажировали Ющенко своими «знаниями», либо получили «отступные» не меньше, чем с министерский портфель.

В этой связи Чередниченко указывает Медведько также на третью версию. Фрагментарное ее обнародование «Левым берегом» в прошлых номерах наделало немало шуму. Суть: главный фальсификатор дела об отравлении - Катерина Ющенко. Поскольку ее действия, согласно данной версии, были вполне сознательны, значит, речь идет о соучастии в преступлении. Впрочем, в случае подтверждения этой теории соучастниками окажутся не только Катерина Михайловна, но также граждане Александр Зинченко, Роман Зварич, возможно - Петр Порошенко, Александр Третьяков и Евгений Червоненко. Как минимум.

Считается, что именно Зварич возил кровь потерпевшего в США, там с анализами производились какие-то непонятные манипуляции (злословы твердят: в Америке кровь обогатили диоксином), после чего он привез контейнеры в Вену. Не факт еще, что кровь из контейнеров принадлежит Ющенко. Сам он анализов не сдавал, те образцы, что имелись ранее, отовсюду были изъяты. «В распоряжении ВСК имеются другие данные, свидетельствующие о возможной подмене образцов крови потерпевшего», - пишет Чередниченко.

Жена президента - только не смейтесь! - американская шпионка?
Теперь - самое главное. «Мною была отработана и переведена распечатка стенограммы телефонного разговора женщины по имени Марта с мужчиной, которого она называла Романом. Беседа велась по-английски, с вкраплением украинских слов. Из сути ее следует, что Марте известно: сотрудники американских спецслужб должны привезти из США в Австрию образцы крови Ющенко В.А. С целью идентификации голоса женщины одно из государственных экспертных учреждений по требованию ВСК провело фоноскопическую экспертизу, согласно выводам которой голос женщины по имени Марта может принадлежать Е.Чумаченко», - докладывает Чередниченко.

Изучив рапорт, Медведько не придумал ничего лучше, чем уволить автора. Потому что прекрасно знал: фоноскопическая экспертиза, использовавшая для «сверки» голос Катерины Михайловны, звучащий в записи ее интервью одной из австралийских телерадиокомпаний в 2004-м, заверила - сомнений в том, что Марта и Катерина Чумаченко говорят одним и тем же голосом, нет совершенно никаких.

Раз так, получается, жена президента - только не смейтесь! - американская шпионка. Слоган, который в революцию озвучивали «бело-голубые» в качестве последнего аргумента - когда содержательных уже не оставалось, как ни прискорбно, может оказаться правдой. Но обнародовать подобные факты Генпрокуратура не спешит. Инстинкта самосохранения у сонма ее руководителей никто не отменял.
Не спешить-то не спешит, но, возможно, придется - не согласившись с предложением «убираться восвояси» или перейти на должность ниже рангом, Чередниченко обратилась в суд. Основание - невозможность, сообразно КЗоТу, выгнать человека из ГПУ, если ранее его направили трудиться в ВСК ВР и на момент увольнения из ВСК не отозвали.

Отважившись обратиться к Фемиде, Чередниченко молчать не станет. И Резницкая рано или поздно вынуждена будет объясниться.

Безусловно, все приведенные Чередниченко данные, а также наработки ВСК, - всего лишь предположения. Статус официальных версий, не говоря уже о том, чтобы какая-то из них стала версией основной, может придать им исключительно ГПУ. Для которой не/раскрытие дела об отравлении превратилось, без преувеличения, в вопрос жизни и смерти. Жизни и смерти не только политической.
Иначе зачем после ознакомления с рапортом Чередниченко Климович не просто вызвала на допрос Катерину Чумаченко - потолковать о «Марте», но и дала ей самой этот рапорт почитать?

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua