Донецк освистал Ющенко, а Люся Янукович предпочла мужу Ахметова

Печать

Ахметову удалось сделать то, что под силу, пожалуй, только Центризбиркому. В субботу в Донецке, на открытии «Донбасс Арены», в одном месте, в один час собрались все ключевые кандидаты в президенты. Как первого эшелона: Тимошенко, Янукович. Так и второго: Яценюк, Литвин, Ющенко и, прости Господи, Богословская с Симоненко, да Морозом.

 - Можно ли рассчитывать, что они тут у вас помирятся? – поинтересовались журналисты у хозяина торжества перед началом мероприятия.

-Хотелось бы надеяться, - ответствовал Ахметов, - По крайне мере, я для этого сделал все – всех пригласил. И никто не отказался, - добавил вкрадчиво.

Не отказался, в отличии от 2006-го, когда на аналогичное приглашение - на 75-летие ФК «Шахтер»откликнулся лишь Янукович. Тогда День рождение футбольного клуба стало, для Виктора Федоровича, повторно возглавившего КМУ, публичным бенефисом. Человеку неискушенному сложно было понять, что на самом деле празднует Донецк: годовщину «Шахтера» или триумф «ширки» во главе с дважды несудимым Лидером.

Три года спустя, желающих пропиариться за счет Ахметова оказалось гораздо больше - «героем дня» Янукович не стал. Скорее - лузером. Причем дважды.

Фото: Макс Левин


На фоне Ахметова снимается семейство

Первый конфуз случился с Лидером еще на подходе к стадиону. Между двумя кордонами охраны его встречал Ахметов. Встречая, не скучал. Рината Леонидовича плотным кольцом окружили рядовые граждане. Наперебой выкрикивая здравицы и благодарности, каждый старался пожать ему руку, взять автограф, сфотографироваться на память. На появление «Лидера» толпа отреагировала вяло. Януковичу, деликатно поддерживавшему под руку спутницу свою, Людмилу, оставалось довольствоваться вниманием журналистов. Что по душе ему, конечно, не пришлось.

- Виктор Федорович, как вам будет сидеть рядом с Тимошенко? Дискомфорта не опасаетесь, - справился у него «Левый берег».

- Знаете, это такой праздник..., - Лидер замедлил шаг, - такой праздник...э-э-э-э, что все разногласия должны э-э-э-э...

Фото: Макс Левин

- Нивелироваться? - подсказала я.

- Ага. Нивелир..., - затрудняясь воспроизвести сложное для него слово, Янукович запнулся, - Стираться. Вот, стираться! - нашелся он.

- Вы по-прежнему уверены в собственной победе в кампанию?

- Спасибо за комплимент, - не растерялся Лидер, хотя, вообщем-то комплимента ему никто не делал. - Знаете, у нас в стране есть государственная власть и она должна быть нормальная.

Мы с коллегами переглянулись. Глубокомысленности изречения Виктора Федоровича никто не понял.

- С чего вы взяли, что стоимость голоса - от 100 гривен до ста долларов? - встряла я.

- Избиратели сказали. Люди приходят, - говорят, рассказывают... Вообще в эту кампанию людям на многие вещи, я думаю, откроются глаза.

Покуда «Лидер» разглагольствовал об избирателях, эти самые персонажи, сгрудившись подле Ахметова, не обращали на него совершенно никакого внимания.

- Ринат Леонидович, э-э-э... - Янукович повысил голос. Король Донбасса обернулся, - Вот, Людмила Александровна тоже хочет с вами сфотографироваться.

Супруга Лидера, озиравшаяся, со скучающим видом, все это время, по сторонам, встрепенулась. Янукович легонько пихнул ее в бок.

- Да, да, - растерянно закивала она - в подтверждение мнимого своего желания.

Улыбнувшись, Ахметов тоже кивнул. У него продолжалась фотосессия - чете Януковичей пришлось подождать еще пару минут, пока некое донецкое семейство снималось на фоне Рината Леонидовича.

Фото: Макс Левин

Виктор Федорович, созерцая заминку, мрачнел на глазах. Наконец Ахметов сделал шаг в его сторону.

- Ринат Леонидович! - пожилой гражданин с черной кромкой вокруг век, судя по всему - шахтер, вырвавшись из толпы, бросился наперерез.

Ахметову пришлось остановиться - сфотографироваться еще и с этим гражданином.

Когда же он, высвободившись из круга почитателей, добрался таки до Януковича, физиономия Виктора Федоровича выражала крайнее неудовольствие. Его фотогроафу-личнику Андрею пришлось сделать несколько подряд кадров, прежде, чем эта на этой самой физиономии, среагировавшей условным рефлексом на щелчки фотокамеры, отобразилось жалкое подобие улыбки.

Выполнив «пожелание» супруги, Янукович резко развернулся на каблуках - зашагал прочь. Людмила Александровна за ним еле поспевала.

Заведя их вовнутрь, Ахметов, через пару минут, вернулся на площадку. Он стоял тут как Маргарита на вершине лестницы, на балу у Воланда - приветствуя знакомых и незнакомых людей.

К числу первых принадлежали и Литвин с Яценюком, но их Ринат Леонидович как раз не поприветствовал «на подходе» - не успел. Первый явился, когда его на пятачке еще не было, второй - когда уже не было.

- Владимир Михайлович, Виктор Федорович, после победы на президентских, собирается парламент распустить, - доложил спикеру «ЛБ».

Фото: Макс Левин

- Пусть сначала победит! - ответил не без скепсиса.

- Медведько мне только что заявил, что вторую пятилетку генпрокурором намерен отработать, - не унималась я.

- Да? Ну и что? Он, по-моему, нормально работает, равноудален от всех политсил..., - Литвин делал вид, что тема ГПУ его не интересует - принялся рассказывать о своей поездке в Горловку.

Роман Безсмертный и поэт Беспощадный

Конфуз номер два случился по ходу выступления Лидера непосредственно на стадионе. Публика встречала его хорошо, на «своей» донецкой территории Янукович чувствовал себя уверенно - вещал без суфлера, без бумажки и, быстро «разговорившись», утратил бдительность. Напоследок решил процентировать «земляка, великого поэта Безсмертного».

- «Донбасс никто не ставил на колени и никому поставить не дано!», - рявкнул он.

Фото: Макс Левин


Стадион аукнулся восторженным гулом. ВИП-ложа сдержанно промолчала: у большинства ее «обитателей» возникла стойкая ассоциация с 2004-м. Именно тогда - посредством телеинтервью Ахметова ТРК «Украина», эти строки стали известны всем - от мала до велика. Пять лет тому назад, из уст Рината Леонидовича, они звучали почти как угроза - однозначное предупреждение «оранжевой власти». Не уверена, что Ахметов знал наверянка, кого цитирует, но он, по крайней мере, не ссылался на поэта. Фамилия которого, на самом деле, не Безсмертный, а Беспощадный. Не фамилия, точнее, псевдоним. В среде советских литераторов, со времен Максима Горького (Пешкова), пошла мода на псевдонимы типа «Голодный», «Бездомный», «Беспощадный» - символизировавшие «близость» к трудовому народу. Скрывались под ними, как правило, Бальцеровичи, Кацнельсоны, Сердюки и Фердыщенки.

Ничего этого Виктор Федорович, конечно, не ведал. Для него Безсмертный только один - Роман, тот, что из СП.

Фото: Макс Левин

Хотя, в остальном, речь Лидера получилась довольно удачной: ни слова о политике - сплошь комплименты футболу, футболистам и главному их покровителю.

- Хорошо выступал. И стихи даже читал. Как это он так много строк выучить умудрился? - полюбопытствовала я позже с Анной Герман.

- О! Эти строки он давно знает, - не без гордости заметила Анна Николаевна.

Фото: Макс Левин

Тимошенко: «Ющенко не освистали - это его так приветствовали»

Самый «отпетый» представитель оранжевой власти - тот, кому пять лет тому назад «посвящал» поэтическую угрозу Ринат Ахметов, перлов Януковича уже не слышал. Выступавший ранее Лидера, со стадиона он предпочел ретироваться сразу, после оглашения спича. Все потому, что и его самого, и речь его, трибуны освистали. И «освистали» - еще мягко сказано.

- Президент Украины Виктор Ющенко, - провозгласил диктор.

- Фу!!! Ганьба! - эхом ответил стадион.

Прожектор осветил подиум в правом углу арены. Минуты полторы никакого движения на нем не наблюдалось. Мелькнула надежда - Ющенко, получив такой «прием», передумает выходить. Но, он вышел.

- Позор! Вон! - горланила громче всех ВИП-трибуна.

Ющенко не просто вышел - обратился к присутствующим по-украински.

Фото: Николай Лазаренко. Пресс-служба Президента Украины


Публика вторила ему новой волной возмущенного гула

- Гандон! - надрывались два товарища слева от меня.

- Фу!!! - поддерживал их нардеп справа.

Гнев на милость сменили, лишь когда Ющенко принялся нахваливать Ахметова. Именно эти кадры - с «фоном» одобрительного гудения и жидкими аплодисментами, вошли в ленты телерепортажей.

Было видно, как Тимошенко, расположившаяся здесь же - рядов на восемь пониже, резко выпрямила спину, расправила плечи - приосанилась, почувствовав, видимо, себя королевой. Подобная реакция людей на появление гаранта была ей явно приятна. Какая реакция последует на нее самое, проверять не стала. На открытии «Донбасс Арены» она не только сидела отдельно от «сильных мира сего» - поодаль от «спецмест» Ющенко, Януковича, Ахметова, Литвина, Ульянченко, Богатыревой, Медведько, Звягильского, Лавриновича, остальных, но и не «толкала речь».

- Юлия Владимировна, вы почему не выступали? - я протиснулась к Премьеру в коротком перерыве между официальной частью церемонии и концертом. Покуда основная масса гостей ВИП-трибуны пропихивалась к выходу - поближе к ресторанам «Платиновый» и «Серебряный», где дармовое шампанское «Моет» и «Вдова Клико» лилось рекой, Юлия Владимировна, облаченная в светло-голубые, почти белые, джинсы, прозрачную шифоновую блузу и кроличий, блестками расшитый, жилет, оставалась на прежнем месте. Справа - Королевская и Кожемякин, слева - Немыря в черно-оранжевой футболке, начальник охраны - на ряд ниже, еще два бодигарда - на ряд выше. Вот и вся свита.

- Я не планировала выступать, - Леди Ю объяснилась путано, в духе: «свадьба хороша, но не моя».

- Почему вы сидите отдельно? Демонстративно? Вас не смущает, что тут сегодня все кандидаты в президенты собрались?

- Нет, не смущает. Это замечательный праздник, такое торжество... Я не сомневалась: ехать или нет. Просто сразу попросила посадить меня вместе с моей командой. Мне тут, среди людей, комфортнее.

- Понравилось, как трибуны Ющенко освистали?

- А, может, это они его так приветствовали?! - весело рассмеялась леди Ю.

Позже выяснилось: речь любого высокопоставленного лица должна предварять заявка его аппарата. От аппарата Тимошенко подобной заявки не поступало. Что, вообщем-то, неудивительно. Цель приезда Юлии Владимировны была пообщаться не с народом - Ахметовым. Конечно, поговорить тет-а-тет они могут в любое время. В данном случае, ЮВТ просто совместила приятное с полезным - и с Ринатом Леонидовичем пошушукалась, и продемонстрировала, что не боится столкнуться на одном гектаре с Ющенко, Януковичем, прочими конкурентами, хоть садиться с ними рядом на этом самом гектаре не намерена.

В отличии, кстати, от Ющенко.

- Соседство в ложе с Януковичем вам настроение не испортит? Вы уверены, что на выборах победите, если он станет баллотироваться? - спросили журналисты, «выловив» гаранта еще на подходах к стадиону.

- Абсолютно. - бросил он на ходу, даже не обернувшись на путавшихся под ногами представителей СМИ, которых охрана буквально сметала с пути следования Президента.

- А если Юлия Владимировна будет баллотироваться? - крикнула я на удачу - в догонку спине Виктора Андреевича.

- Тоже! - неожиданно резко рявкнул он, чуточку даже притормозив.

Самоуверенность Ющенко, впрочем, не оправдалась. Со своего места в ВИП-ложе он исчез сразу после чествования национального флага. Чествование знамени «Шахтера» происходило уже без него. Покамест ее супруг секретничал о чем-то с Президентом, гимну футбольного клуба на трибуне осталась подпевать Лиля Ахметова. В розовом шифоновом платье, хлопая в ладоши в такт, со стороны она походила на юную десятиклассницу. Особенно - на контрасте с Ульянченко, горой возвышавшейся через пару кресел от нее.

Тимошенко-Ахметову: «я вам столько комплиментов наговорила»

Задолго до церемонии открытия - еще по ходу возведения стадиона, весь город уже чувствовал причастность к свершению чего-то великого, грандиозного, небывало прекрасного. Особенно - болельщики ФК. Специальные электронные часы-колонны, установленные в крупных торговых центрах, на площадях Донецка, отсчитывали часы и минуты до открытия «Арены». О ходе продажи билетов, лучшие из которых предназначались заправским болельщикам, Ахметов справлялся лично, приезжая по утрам к кассам ни раз и ни два. Девушек-билетерш его появление ввергало в состояние благоговейного трепета, усугубленного растерянным непониманием от того, почему явление Ахметова народу не снимает ни одна камера. Особенно они робели, когда он расспрашивал: «как вам парк?», «территория достаточная? Вот, деревья еще подрастут...», «А пруд?».

Очень уж переживал: обычные люди не примут результаты его труда, размах, масштабы проекта, перечеркнет и эстетическое удовольствие и практическую выгоду от появления стадиона такого класса. Первого, кстати, в Восточной Европе, категории «элит». «Бриллиант», как окрестили «Арену» в народе - из-за специфической формы здания, вместимостью в пятьдесят тысяч зрителей, обошелся своим создателям в четыреста миллионов долларов.

- Знаете, а ведь строить было легче, чем сейчас об этом говорить, - выдохнул Ахметов, выйдя за ограду стадиона уже после полуночи.

Его импровизированный брифинг превратился в церемонию чествования. Восторженная толпа практически полностью оттеснила немногочисленных журналистов. «Спасибо!», - скандировали люди все громче и громче. Сияя счастливой улыбкой, Ахметов растерянно оглядывался по сторонам. Ему, словно большому ребенку, было даже как-то неудобно, неловко, чувствовать себя героем - будто сам стеснялся успеха.

- Вам спасибо. Да, спасибо. Это все для вас, - отвечал он людям, уже не разбирая лиц, вертевшихся вокруг безумным калейдоскопом.

Фото: Макс Левин

Казалось: еще минута и его, по старой футбольной традиции, начнут «качать» на руках, подбрасывать в воздух.

Благо, Янукович этого не видел - удавился бы от зависти.

- Вы очень расстроились из-за вчерашнего проигрыша в Монако? - докричался наконец кто-то из журналистов.

Ахметов замер. Повернулся к телекамерам.

- Знаете, мы очень хотели выиграть. Мы очень старались. Не получилось. Извините нас, пожалуйста.

Это его вкрадчивое «извините, пожалуйста», потупленный взгляд, стали лучшей иллюстрацией к рассказу Януковича о скромном пареньке из шахтерской семьи, болевшим за любимый клуб не с трибун - с верхушки террикона, билета на которую не требовалось. Прошли годы - паренек вскарабкался не просто на вершину горы из отработанной породы - добрался до пика социальной иерархии, стал самым богатым человеком страны, но тяжкого пути наверх - с разбитыми коленями; сорванными ногтями; с директором школы, проигравшим ему в карты; с покушениями, от одного из которых его спас случайный трамвай - вовремя заслонивший красным полуоблупленным боком от снайперского прицела, он не забыл. Не забыл и сегодня словно пытается отблагодарить судьбу, людей, провидение за то, что выжил, что добился успеха, что не сгинул вместе с Брагиным и многими другими.

Можно, конечно, сказать: пытается не отблагодарить - заслужить, еще проще - купить любовь граждан. Возможно. Хотя, глагол «оправдать» эту любовь, связанные с ним надежды, выбор судьбы, сделанный в его пользу, кажется мне более уместным. Оправдывает - как может.

- Если бы представители крупного бизнеса взяли с него пример. Ведь они есть в каждом городе практически. Если бы каждый делал для своей малой родины то, что делает Ахметов, я была бы счастлива...

«ЛБ» подкараулил ЮВТ на выходе из закрытой части ВИП-ложи, где она, вместо того, чтобы слушать Бейонс, полчаса шушукалась о чем-то с Ахметовым.

- Я вам столько комплиментов сейчас наговорила, - шепнула она президенту «Шахтера», на пару шагов отойдя от журналистов.

- Правда? - провожая, Ахметов приобнял Премьера за талию. Оказалось, он существенно выше ее ростом.

- Да, но это все справедливые комплименты, - Тимошенко рассмеялась своим мелким смехом.

- Угу, - кивнул Ахметов, переглянувшись с Колесниковым - кулуары ВИП-ложи Тимошенко покидала тем же маршрутом, по которому попала сюда - используя обычный - «общественный», а не затерянный в глубине спецложи лифт.

Тот, на котором ее привезли Ринат Леонидович с Борисом Викторовичем, покинувшие зрительские свои места вскоре после того, как уехал Ющенко, а Янукович с Кучмой, все никак не желавшие спокойно разместиться в ложе - созерцать формы Бейонс, наконец-то уселись в дальнем углу. Добрых своих отношений с Юлией Владимировной Ринат Леонидович и Борис Викторович не скрывают, но и не слишком афишируют. Особенно - под носом у Кучмы с Януковичем. Тем более - Ющенко. Который не услышал не только Бейонс, даже Таю Повалий, выступавшую на открытии «афтер-пати» в три тысячи приглашенных, гудевшее под стадионом до утра.

СМОТРИТЕ ПОДРОБНЫЙ ФОТОРЕПОРТАЖ

Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей