Все публикацииПолитика

Людвиг Баварский современной Украины. Премьер-министр

В декабре 1998 года партия «Реформы и порядок», возглавляемая Виктором Пинзеником, объявила о своем решении выдвинуть Виктора Ющенко в Президенты Украины. ПРП начала переговоры с Народным рухом Украины о выдвижении единого кандидата, и этим кандидатом должен был стать именно Ющенко.

Правда, народный депутат Тарас Чорновил заметил, что его отец, покойный Вячеслав Чорновил с опасением отнеся к кандидатуре Ющенко и довольно резко высказывался в его адрес.

Выдвижению Ющенко партией ПРП способствовали несколько моментов. Во-первых, у него была наиболее выраженная ориентация на интересы Запада. Во-вторых, Ющенко никогда не стыдился своих политических амбиций. В-третьих, Виктор Андреевич одним из первых в украинской политике начал работать с профессиональными (говорят, даже с американскими) политтехнологами и имиджмейкерами.

В 1996 – 1997 годах с ним уже работала опытная команда, аккуратно и последовательно конструируя ему имидж по принципу имиджа «религиозного проповедника», основные характеристики которого состоят в том, что выступающий должен сопровождать свою речь постоянным движением рук, взгляд должен быть направлен не на собеседника, а должен как бы блуждать в поисках горизонта, в содержании выступления основной акцент делается на вопросы веры, морали. При этом необходимо всячески избегать определённых высказываний, ограничиваясь общими рассуждениями. Такая техника публичных выступлений была создана в США после Второй мировой войны для продвижения новых религиозных течений и сект и показала свою эффективность на практике, серьёзно потеснив официальные церкви. Для определения конкретной модели поведения американским специалистам, по оценке экспертов, пришлось потратить на проведение социологических опросов и фокус-групп сотни тысяч долларов.

Тогда Ющенко еще имел низкие шансы на победу. Главными конкурентами в Президентской кампании в 1999 году были Леонид Кучма и Петр Симоненко. Перед Леонидом Кучмой стояла сложная задача – предложить избирателям такой проект страны, который бы предполагал Украине возможность сохранить добрососедские отношения с Россией, не попав при этом под полный контроль с ее стороны. Кучма развернул широкую дискуссию о будущем страны, в которой доминировали прогрессивные европейские идеи, но без спекуляции на антироссийских настроениях. Понимая, что проигрыш в этой избирательной кампании может навсегда закрыть возможность занять пост Президента, Ющенко соглашается поддержать Кучму на пост Президента Украины, надеясь получить в случае его победы пост Премьер-министра.

Миссия провести переговоры с Ющенко была возложена на всесильного фаворита Леонида Кучмы Александра Волкова. Александр Михайлович пообещал Ющенко пост премьер-министра в случае победы Кучмы. Аргументы были железными: «Вот посчитай сам: победа тебе не светит. У тебя нет ни ресурса, ни электората. Кто у нас на селе знает Ющенко? И кто тебя готов поддержать? «Реформы и порядок»? Рух? А кто это для обычного обывателя? Кроме того, твоё выдвижение сыграет на руку либо Морозу, либо Симоненко. Останешься ли ты в раскладах при новом Президенте? А если даже выиграет Кучма – он же тебе не простит твоего выдвижения. Ты же знаешь характер Данилыча?» В результате Ющенко согласился на условия Волкова.

Условия были не простыми. Во-первых, Ющенко отказывался баллотироваться в Президенты. Во-вторых, он становился членом наблюдательного совета Всеукраинского благотворительного фонда «Социальная защита» - фактически, теневого штаба Леонида Кучмы. В-третьих, под контроль команды Кучмы переходили два банка из «пула Ющенко» - банк «Украина» (под контроль близкого к Волкову народного депутата Владимира Сацюка) и «Укрсоцбанк» (под контроль близкого в то время к премьеру Валерию Пустовойтенко Валерия Хорошковского). Кстати, сейчас мало кто об этом вспоминает, но банк «Украина» был фактически отдан на растерзание команде, которая раскручивала Леонида Кучму на второй президентский срок…

Ющенко и далее занимался финансовой сферой. В марте-апреле он провел ряд мероприятий, направленных на дальнейшую либерализацию экономики. Через полгода эти меры позволили ликвидировать валютный коридор… Что же касается избирательной кампании, Виктор Ющенко в интервью “Деловой неделе” сказал: ”Для Нацбанка важно выжить в этот период. Мы будем максимально прагматичными и отстранимся от всех дискуссий. Мне хотелось бы верить, что мы живем в государстве достаточно цивилизованном, где изменение персоналий не приводит к изменению фундаментальных устоев. Я думаю, что все те силы, которые будут бороться за власть в этом году, достаточно мудры, чтобы не осуществить чего-то такого, что нарушило бы или поставило под сомнение финансовую стабильность. Это то, что ожидает Национальный банк от участников политического процесса”.

Вес Виктора Ющенко в экономической и политической раскладке Украины вырос настолько, что одна только слух об его отставке с поста главы Нацбанка в начале ноября 1999 года заставила доллар безумно “прыгнуть” – иностранная валюта вернулась в предыдущее русло только после опровержения слухов. Хотя реально никто не знал, сколько в истории об «успешном бизнесмене» правды, а сколько – вымысла. Один из украинских банкиров говорил о том, что уже в 90-х многие знали настоящую цену Виктору Ющенко. «Мы могли с ним говорить часами о той или иной проблеме, но всё равно – я выходил из его кабинета и шёл договариваться либо с Гетьманом, либо со Стельмахом, потому что знал: с Ющенко решить вопрос невозможно, он сразу забывал о данных обещаниях». Тот же банкир указывал, что информация о вхождении Ющенко в пятёрку наиболее успешных мировых банкиров не соответствует действительности: «Я хорошо помню этот материал. Нам предложили – за определённую сумму – поместить представителей Украины на пятую позицию рейтинга влиятельного издания. Причём рейтинг касался не всей мировой финансовой системы, а только государств с переходными экономиками, и фигурировал не сам Ющенко, а возглавляемый им Национальный банк Украины», - резюмировал банкир.

Стоит ли приписывать Ющенко несуществующие заслуги? Думаю, на посту председателя Нацбанка у него были свои победы и взлёты. Зачем дополнительные приписки?

После президентских выборов и победы Леонида Кучмы заговорили о возможности назначение Виктора Ющенко на пост премьер-министра. Первой об этом заявила лидер фракции “Батькивщина” в Верховной Раде Юлия Тимошенко. После того, как 14 декабря 1999 года Верховная Рада не проголосовала за кандидатуру Валерия Пустовойтенко, Леонид Кучма на встрече с фракцией КПУ назвал имя следующего своего выдвиженца – Виктора Ющенко. Для многих это стало сенсацией. Наиболее активно кандидатуру Ющенко отстаивал вице-премьер Сергей Тигипко – не принимая во внимание то, что его имя также называлось среди вероятных претендентов на пост премьер-министра. Группа народных депутатов, оппозиционно настроенных относительно режима Кучмы (С. Головатый, Т. Стецькив, И. Колиушко, И. Квятковский и др.), заявили о необходимости солидарной ответственности правительства и парламента за состояние дел в государстве и согласились на активное сотрудничество с правительством – при условии, что его будет возглавлять Виктор Ющенко. Партия “Реформы и порядок”, другие центристские партии решительно высказались за Ющенко. Волковская партия “Демократический союз” и тимошенковская “Батькивщина” на своих съездах приняли отдельные резолюции в поддержку Ющенко.

Скептики прогнозировали, что Ющенко не преодолеет барьер депутатского доверия в 226 голосов. Помехой, мол, станет тот же Виктор Медведчук, который довольно осторожно (а иногда и откровенно негативно) высказывался о Ющенко как о возможном премьере. Не проголосуют коммунисты, прогрессивные социалисты, социалисты обычные, “Громада”. В конечном счете, помехой могли стать и “олигархи” – ведь Виктор Ющенко в интервью программе “Семь дней” заявил, что не собирается просить депутатов, чтобы они голосовали за него и не собирается рассчитываться за депутатские голоса различными привилегиями и материальными объектами.

Голосование 22 декабря 1999 года превзошло все надежды. Ющенко все-таки стал восьмым по счету премьер-министром независимой Украины – с результатом в 296 голосов. “Зеркало недели”, оценивая колоссальную работу, которую предстояло осуществить Ющенко, пишет, что “он должен будет уговорить парламент принять бюджет, который сможет напугать даже и.о. министра финансов Игоря Митюкова. Он должен провести административную реформу, которая обеспечит ему немало врагов среди высших чиновников. Он должен ввести продажу земли, из-за чего его будут проклинать односельчане, и обанкротить не один завод или шахту, после чего к колхозникам присоединятся машиностроители, шахтеры и металлурги”. Но именно через такие непопулярные мероприятия провели свои государства экономисты-реформаторы в Польше, Прибалтике, Чехии, и даже в России.

Сразу же после избрания Виктора Ющенко были начерчены программы выхода из кризиса – тактическая (“100 дней”) и стратегическая (“1000 дней”). Газета “Экспресс” писала, что “сама программа сводится к выводу денег из теневого обращения и к ускоренной приватизации. Ни слова о повышении зарплат, ни слова о содействии “наиболее приоритетным” предприятиям. Это значит, что наступила пора настоящих, иногда жестоких реформ. В Украине к ним явно не готовы, и остается разве что надеяться, что у Ющенко будет достаточно хитрости сделать все быстро, чтобы никто не успел испугаться”.

Интересным моментом является то, что Ющенко предложил программу оздоровления украинской экономики под названием “1000 дней”. Т.е., для ее полноценного воплощения Виктору Андреевичу было необходимо премьерское кресло, по крайней мере, на три года. Это выглядело более реалистично, чем обещание предыдущего премьера, Валерия Пустовойтенко, продержаться в кресле десять лет. А с другой стороны – аналитики предрекали наступление в Украине эпохи “быстрых премьеров».

Еще одним стоящим внимания моментом явилось то, что на пост председателя Национального банка Украины Виктор Ющенко предложил своего давнего соратника Владимира Стельмаха. К власти пришел “клан” Гетмана – его друзья и ученики.

После прихода Ющенко на пост премьера многие оказались разочарованы. Одни говорили, что это правительство будет недолговечным и даже называли время его вероятной отставки – апрель 2000 года. Другие поговаривали о быстрых темпах реформ в Украине и “шоковой терапии” a la Balcerowycz. Как показало время, и одни, и другие ошибались. Так же ошибались и те, кто думал: Ющенко – он чей? Ставленник олигархов или человек, который пытается воевать с олигархами? И какая у него геополитическая ориентация – восточная или западная? Оказалось, что Ющенко умеет замечательно вписываться в Систему Кучмы и оставаться до конца неразгаданным.

В течение долгого времени создавался миф о Викторе Ющенко. Суть мифа состояла в создании соответствующего имиджа Ющенко – национально сознательного реформатора, последней надежды Украины на пути к спасению. Пребывая при власти в течение семи лет (на посту Председателя Национального банка Украины) Ющенко сумел не преобразоваться в олицетворение власти. Он демонстрировал свою независимость, и большинство поверили в то, что Ющенко – независимый политик. Чего нельзя отобрать у Ющенко – это его авторитетности.

Придя в правительство, Виктор Ющенко оказался неким «нероем-суперменом». Он не сформировал своей стойкой команды, будучи Председателем Нацбанка. Вернее, команда была, но, во-первых, эта команда была сформирована не Ющенко, а Вадимом Гетманом, а во-вторых, эта команда почти не играла в политические игры, сосредоточившись на финансовой сфере. Стельмах, Киреев, Митюков, возможно – еще несколько фамилий, которые можно отнести к окружению Ющенко, фактически составляли эту команду. Ющенко сознательно избегал полного ангажирования в политические расклады. Эпизодическая история со вступлением в Народно-демократическую партию фактически принесла дивиденды не Ющенко, а самой НДП. На выборах 1999 года Ющенко отказался от предложений ряда центристских партий баллотироваться на пост Президента Украины. Он не демонстрирует свое расположение к партиям, даже игнорирует такое явление, как партии.

Ющенко не удалось настоять на том, чтобы правительство создавалось на коалиционной основе. Позже он сам откажется от идеи коалиционности. Это скорее был коллектив исполнителей. Так же, как и во времена премьерства Пустовойтенко. Но Правительство Ющенко отличалось от предшественников большим количеством ярких личностей (правительство Пустовойтенко, например, было серым и невыразительным).

Одним из условий, на которых формировалось Правительство, была полная свобода действий Ющенко в кадровых вопросах. Однако это условие не было выполнено до конца. Речь идет не только о силовом блоке Правительства – можно целиком допустить, что Юрий Кравченко, Леонид Деркач, Александр Кузьмук целиком импонировали Виктору Андреевичу . Но именно министры-силовики выполняли в Правительстве роль “пятой колонны” – особенно учитывая то состояние “холодной войны”, которое наблюдалось в отношениях между Секретарем Совета национальной безопасности и обороны Евгением Марчуком (куратором силового блока) и ближайшим окружением Виктора Ющенко. К тому же известно, как назначали отдельных вице-премьеров. Схема, отработанная до банальности. “Ну что, Виктор Андреевичу, подобрали человека на пост вице-премьера по таким-то вопросам?” – “Подобрал”. – “Ну, и кого же Вы нам предложите?” – “Ну, к примеру, - господина Икс. Прекрасный специалист, имеет опыт работы, имеет теоретические разработки, управленческие задатки”. – “А Вы подумайте еще, Виктор Андреевичу”. На следующий день таким же образом отбрасывались кандидатуры господ Игрека, Зета и других, - пока “непонятливый” Ющенко не предложил кандидатуру человека, которая возглавляла это ведомство в предыдущем Правительстве.

Внешне – все чисто и благопристойно. Ведь это сам Ющенко пришёл к пониманию необходимости подобного кадрового назначения. Но можно ли считать людей, которые пришли в Правительство именно таким образом, людьми из одной команды? Фактически правительство формировалось Ющенко в тесном взаимодействии с Леонидом Кучмой. Ющенко был лишь исполнителем воли Кучмы. Иное дело, что Кучма рассматривал Ющенко в роли чего-то среднего между Сталкером и Терминатором: Кучма устал от несвойственной ему роли марионетки олигархов, и хотел расчистить олигархические дебри, добиться от олигархов лояльности, используя при этом в качестве инструмента именно Виктора Ющенко и его правительство.

В своей деятельности Виктор Ющенко мог опереться в первую очередь на трех людей – Юлию Тимошенко, Юрия Еханурова и Игоря Митюкова.

Вес Юлии Тимошенко в Правительстве был настолько велик, что можно было бы смело говорить о Правительстве Ющенко-Тимошенко. Тем более, что Юлия Владимировна взяла на себя роль своеобразного “публичного лица” Правительства. И одновременно – громоотвода.

Митюков был близок Ющенко как давний приятель – еще со времен общей работы в банке “Украина”. Ющенко и Тимошенко удалось постепенно вытеснить из Правительства людей, которые никогда не работали бы как члены одной команды. Не в последнюю очередь этим было продиктовано решение Сергея Тигипко уйти из Правительства работать в Верховную Раду – он и Ющенко, хотя и являлись реформаторами, но при этом вряд ли являлись людьми одной среды. Вспомним, что Тигипко был назначен в 1997 году на место устраненного Виктора Пинзеника – личного приятеля Ющенко. И Тигипко в то время рассматривался как ставленник пророссийски настроенного металлургического лобби. Впоследствии был устранен министр топлива и энергетика Сергей Тулуб. Поговаривали о скорых заменах в агропромышленном секторе. Таким образом, Ющенко постепенно избавился от лиц, навязанных ему сверху.

К лету Ющенко пришлось столкнуться с проблемой чрезмерных активностей Юлии Тимошенко.

Юлия Тимошенко переступила границу, начерченную перед ней теми, кто допустил её в правительство, и почти сразу же после своего назначения ударила по структурам Александра Волкова (имеется в виду огласка сенсационной новости – мы имеем мощный долг перед Россией; и это сказано через два месяца после того, как Игорь Бакай, тогдашний глава НАК “Нафтогаз Украины”, заявил, что мы не имеем перед Россией ни копейки долга за газ). Александр Волков попробовал защитить своего однопартийца и близкого соратника Игоря Бакая, но Виктор Ющенко (с подачи госпожи Тимошенко) был непреклонным. “Холодная война” продолжалась до марта, пока нервы у Бакая не сдали. Он написал заявление об освобождении. Ющенко, который пребывал в это время в заграничной поездке, подписал заявление Бакая.

Однако деятельность Правительства стала тем моментом, который определил процесс сближения двух партий – “Демократического Союза” (О. Волкова) и Социал-демократической партии Украины (объединенной) на антиющенковской (или, скорее, антитимошенковской) основе. В начале 2000 года немало слов было сказано о возможности создания общего блока.

Летом 2000 года на очередном съезде СДПУ(о) Виктор Медведчук в своем докладе, откровенно издеваясь над Премьером, предложил ему вступить в партию, чтобы таким образом показать преданность социал-демократическим идеям и желание реально изменить общественно-политическую ситуацию в государстве. Мне лично это напомнило известное выступление Андрея Вишинского в 1949 году, который предложил странам НАТО принять в блок еще и Советский Союз, чтобы засвидетельствовать миролюбивые намерения.

В ответ Юлия Тимошенко внесла на рассмотрение парламента закон, который существенно ограничивал аппетиты владельцев сети облэнерго и подрывал теневые схемы, позволяющие бесконтрольно наваривать сверхприбыль в энергетической отрасли. Это ударило в первую очередь по бизнес-среде СДПУ (о)… Стало понятно: правительство получило в лице олигархов серьёзных противников. Начинается война не на жизнь, а на смерть.

В августе 2000 года Генеральная прокуратура возбудила уголовные дела и взяла под стражу мужа Юлии Тимошенко, Александра Тимошенко. Несколько раз олигархи пытались возбудить уголовное дело против самой Юлии Владимировны. С критикой действий Тимошенко выступили Евгений Марчук и Николай Азаров. Но Ющенко не спешил с выводами. Более того: он постоянно защищал Юлию Тимошенко. Он понимал: если сегодня он сдаст своего вице-премьера, то завтра исчезнет «громоотвод», и следующей жертвой разборок будет он сам.

Важный момент: осенью 2000 года имело место событие, которое потрясло Украину. Пропал журналист Георгий Гонгадзе. Вскоре в Таращанском лесу было обнаружено тело, которое – как показала экспертиза – принадлежало Георгию. Чувствовалось, что после этого происшествия может начаться серьёзная буря. Политический воздух наэлектризовался до предела.

Ющенко, хоть и был в это время премьер-министром, избегал политических заявлений и деклараций. «Дело Гонгадзе» прошло мимо него… Между тем Ющенко пытался акцентировать внимание на проблемах экономики, на административной реформе и так далее…

В ноябре 2000 года давление на Ющенко со стороны команды Кучмы и самого Президента было настолько сильным, что Ющенко пришлось написать заявление об уходе с поста премьер-министра. Заявление совпало по времени с рождением у Ющенко дочери (оплошность украинских докторов привела к тому, что девочка едва не погибла после родов). Упав в очередную депрессию и чувствуя новые удары судьбы, Ющенко снова удалился из Киева… Накануне написания заявления, 1 ноября 2000 года, Ющенко собрал представителей региональных средств массовой информации – якобы для презентации новой концепции Административной реформы. При этом выступление Ющенко свелось к тому, что он фактически обратился к журналистам за помощью: «Я прошу вас о помощи. Я никогда раньше не просил о помощи, но ситуация является такой, что завтра на кон могут быть поставлены демократия и реформы. И ваша помощь может вылиться лишь в одной форме: по возможности объективно оценивает события»…

15 ноября Ющенко вернулся к исполнению своих обязанностей – Кучма не принял его отставку. Жизнь начала налаживаться…

Однако уже 28 ноября Александр Мороз с трибуны Верховной Рады озвучил аудиозаписи, сделанные майором охраны Президента Николаем Мельниченко, на которых звучали голоса Леонида Кучмы и его ближайшего окружения. В частности, речь шла и о репрессиях относительно Георгия Гонгадзе. Страна оказалась ввергнутой в политический кризис.

В этот момент Ющенко отходит как бы на задний план. Фигурантом скандала и центральной фигурой политического кризиса становится Леонид Кучма. Именно его импичмента требуют участники акции «Украина без Кучмы». Однако всем понятно: согласно украинскому законодательству, в случае импичмента Президенту, исполнять его обязанности до внеочередных выборов будет премьер-министр. Поэтому с Ющенко пытаются заигрывать – как представители оппозиции, так и представители власти. Ющенко же занимает выжидательную позицию. От его слова, от его голоса зависело бы будущее Кучмы.

Но Ющенко – по непонятным причинам – медлил. Время шло… В начале января окружение Кучмы отправляет в отставку Юлию Тимошенко, а в начале февраля Тимошенко оказалась в следственном изоляторе Лукьяновской тюрьмы. Это был сигнал Ющенко. Ющенко мог возглавить движение сопротивления Кучме, а мог и подать руку помощи.

В феврале Ющенко определился. Он подписывает воззвание к народу Украины (совместно с Президентом Кучмой и спикером парламента Плющом), в котором призывал народ к спокойствию и к поддержке легитимной власти, при этом назвав лидеров оппозиции фашистами. В ответ появилось Открытое письмо народных депутатов Тараса Стецькива, Анатолия Матвиенко и Владимира Филенко с упрёсками в адрес Ющенко и с осуждением его позиции.

В то же время Виктор Пинзеник в марте 2001 года, на закрытой конференции партии «Реформы и порядок», заявил: «Мы не можем поддержать действия оппозиции. Мы делегировали в оппозицию Тараса Стецькива, Владимира Филенко, Игоря Колиушко, но мы не можем поддержать оппозицию как политическая сила. Ведь при власти находится Виктор Ющенко, и своими действиями мы можем ему навредить». Подобного рода резолюции приняли и другие национал-демократические силы.

При этом и сам Ющенко чувствовал, что его дни на посту премьер-министра – сочтены. Отношения с Кучмой стали более чем прохладными. В Кабинете Министров разразился скандал по поводу увольнения Виктором Андреевичем министра топлива и энергетики Сергея Ермилова. Все апелляции к Президенту по поводу необходимости освобождения из тюрьмы Юлии Тимошенко оставлялись без внимания. Против Ющенко ополчились олигархи. Наметилась конфронтация с донецкой бизнес-элитой, которая не была заинтересована во внедрении программы реформирования угольной отрасли. В марте 2001 года донецкий губернатор Виктор Янукович обрушился с критикой в адрес Ющенко: было понятно, что человек, находящийся в прямом подчинении премьера, не может выступать с такими заявлениями без поддержки со стороны влиятельных политических сил. Наконец, с критикой Ющенко выступили Виктор Пинчук и Сергей Тигипко: Сергей Леонидович требовал от Ющенко реформирования Кабинета Министров и внедрения принципа коалиционности. Ющенко отказывался…

Пришло время подводить итоги тех ошибок, которые были допущены за год с лишним пребывания правительства Ющенко у власти.

Просчет первый. Признание украинских долгов за потребленный русский газ. То, что Юлия Тимошенко подписала украинские обязательства по $2,233 млрд., носило в первую очередь политический характер. Юлия Владимировна решила отомстить Игорю Бакаю за то, что в 1998 году он почти полностью устранил ее с газового рынка. Но на фоне имеющегося в наличии 16-миллиардного долга лишние два миллиарда могли стать просто гибельными для Украины.

Просчет второй. Разрешение на активную бизнес-деятельность в Украине российских структур. Фактически Ющенко содействовал наиболее максимальному приходу российского бизнеса в Украину. Правительство Ющенко фактически передало в распоряжение корпорации «Лукойл» и ее генерального директора Вагита Алекперова калушский химкомбинат “Ориана” (на базе которого был создан комбинат «Лукор») и Одесский нефтеперерабатывающий завод. Интересно, но к обоим объектам присматривались структуры Суркиса и Медведчука. Не действовал ли Ющенко по принципу “Назло врагам козу продам, чтоб дети молоко не пили”? Т.е., пусть лучше в руки Алекперову – лиш бы не Суркису?

Существовали и ряд других нюансов. Кстати, Виктор Ющенко так и не отчитался о программе «100 дней», торжественно представленной в Верховной Раде после назначения Ющенко на пост премьера. Оказалось, что Ющенко не слишком склонен уделять внимание таким «второстепенным» вещам, как отчёты о деятельности. Не барское это дело…

Однако у правительства Ющенко было немало положительных моментов.

Что же можно было отнести к позитивам?

Во-первых, Правительство Ющенко предложило и вовремя приняло Государственный бюджет Украины на 2000 год. Разработкой бюджета руководила Юлия Тимошенко. Немало приложился к его созданию Игорь Митюков. В результате страна получила бездефицитный бюджет. По словам И. Митюкова, “особое внимание уделялось тому, чтобы дать максимально правдивый бюджет, сбалансировать прибыли и расходы, навести элементарный строй в расходовании бюджетных средств”. Хотя, бюджет оказался настолько урезанным, что отдельные государственные структуры просто взвыли. Возможно, с этого и стоило начинать “шоковую терапию”?

Во-вторых, проведение аграрной реформы на селе. В свое время прогнозировалось, что когда Ющенко на самом деле попробует реорганизовать колхозы, его проклянут даже односельчане на Сумщине. Оказалось же, что смерть колхозной системы прошла спокойно и тихо. А по данным вице-премьера М. Гладия, в мае месяце 2000 года было засеяно площади на том же уровне, что и в 1999 году.

В-третьих, подъем авторитета Украины на международном уровне. Правительству Ющенко удалось избежать дефолта. Более того – “под Ющенко” согласились выделить новые кредиты. Соединенные Штаты и Международный валютный фонд поверили Ющенко, что печально известные публикации в “Finansial Times” и проведенный аудит Нацбанка – это только попытка дискредитировать Премьера. Т.е., Ющенко в глазах Запада и далее остался символом реформ.

В-четвертых, Ющенко стал сторонником продолжения строительства нефтепровода “Одесса – Броды” – магистрали, которая в значительной степени должна была решить вопрос энергетической независимости Украины. 3 апреля 2000 года он поручил подготовить отчет о состоянии строительства нефтепровода. Пребывая с визитом в Варшаве, добился поддержки проекта с польской стороны. Также назначил распорядителем средств, которые выделялись на строительство нефтетерминала “Южный”, ДПМНП “Дружба”. Появились надежды, что в 2001 году по этому нефтепроводу потечет каспийская нефть. Для подкрепления своих намерений Ющенко заявил о необходимости передачи пакета акций Херсонского нефтеперерабатывающего завода в руки казахских нефтяных кампаний (на которые также возлагает большие надежды в плане освоения нефти из Тенгиза и Каспии).

Наконец, то, что наиболее запомнилось гражданам Украины: именно во времена премьерства Виктора Ющенко государство вернуло долги по заработным платам, пенсиям и социальным пособиям. Во многих сёлах люди впервые увидели «живые» деньги. Социальные успехи стали главным «коньком» Виктора Ющенко

Стоящим внимания есть и то, насколько грамотно Виктор Ющенко занимался сотворением собственного имиджа. Он был вмеру популистским и вмеру интеллектуальным. Он пытался везде быть “своим”. О нем (якобы без его согласия и без его ведома) издавали книги. Он участвовал в казацких забавах. Он демонстративно ходил в театр и интересовался кинематографом. Он приезжал на Черкащину, чтобы окрестить дочь своего приятеля, банкира Станислава Аржевитина (Банк “АЖИО”). Он заказывал в Софии молебен за Украинское Государство. Одним все это нравилось. Других – раздражало. Но в результате всё это работало на имидж Ющенко.

Однако к апрелю стало понятно: Виктора Ющенко невозможно будет удержать при власти. Большинство фракций парламент требовали отставки Ющенко. Ющенко был чужаком – ему не могли простить того, что он постоянно защищал Юлию Тимошенко. Ему не могли простить многого… В результате 26 апреля 2001 года парламент проголосовал за отставку правительства и премьера. Активисты комитета «За правду!» накануне рассмотрения вопроса об отставке Ющенко организовали в Киеве перед Верховной Радой символические баррикады – как бы пытаясь показать, что будут защищать своего премьера. Однако это не помогло…

После того, как Рада вынесла вердикт, Ющенко заявил о переходе в оппозицию. Идя в отставку, с парламентской трибуны Ющенко заявил, что не уходит из публичной политики. Его поддержали несколько парламентских фракций – в том числе фракция Народного руха и фракция «Реформы-Конгресс». Но это не подсластило пилюлю отставки…