Войны законников

Печать
Войны законников
Фото: УНИАН
Новости по теме

Генеральная прокуратура взялась за «посадку» главы Верховного суда. При поддержке юристов Юлии Тимошенкро. Партия регионов не при делах: Виктор Янукович и компания переживают московскую анафему.

В Партии регионов наконец-то осознали: «Пропало все!» - это про них. Для них «пропало все» в Москве. Последняя гастроль Януковича в Белокаменную - накануне Троицы - оказалась последней в буквальном смысле этого слова. Ситуацию еще более усугубило празднование трехсотлетия Полтавской битвы, на которое прибыл глава Администрации президента РФ, а от ПР не прибыл никто.
Теперь «бело-голубые» вынужденно озабочены поиском нового «внешнеполитического вектора» и новых зарубежных покровителей.

БЮТ тем временем увлечен противостоянием собственных юридических центров. К конфликту Протнова энд Ко с Онопенко-Корнийчуком (из-за них, опосредованно - с Кожемякиным-Турчиновым), у которых под ногами крутится Швец, подключилась Генеральная прокуратура. «Цена» вопроса - не только «доступ к телу» Тимошенко отдельных «бютовцев», но также посты генерального прокурора и главы Верховного суда.

Протоколы печерских мудрецов

Но обо всем по порядку. Чем больше времени проходит с момента провала «ширки», тем больше открывается новых обстоятельств, его сопровождавших.

Так, «Левому берегу», первому, кто изложил подробности вояжа Януковича в Белокаменную, удалось выяснить новые детали произошедшего. Прежние сведения исчерпывались тем, что Путин «ширку» поддержал, Медведев - нет, точнее - не обещал выступать «в случае чего» ее гарантом. Союз ПР и БЮТ обрек, таким образом, конфликт российских - не украинских политэлит. Равнодушия Медведева Януковичу оказалось достаточно для того, чтобы принять итоговое решение. Именно - «лечь» под Ющенко, к чему он и так давно склонялся.

К слову, третью, декабрьскую попытку формирования «широкой коалиции» сорвал тоже «представитель президента» (как потом отрекомендовал его Янукович соратникам) - Фирташ, выдавший Виктору Федоровичу обещания от имени Ющенко: «Все будет хорошо - лишь бы свадьбы вашей с Юлей не случилось».

Так вот, ключевая аудиенция в Москве у Виктора Федоровича состоялась с главой Администрации президента РФ Сергеем Нарышкиным. Месседж лидера ПР был таков: «Пропало все! Мы подписали договор с Тимошенко. Кошмар, кошмар, она нас теперь уничтожит. Что делать?!» Нарышкин связал его по телефону с Медведевым, находившимся в тот момент на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Медведев сдержанно поздравил Януковича с «принятием хоть какого-то решения». Но бурного восторга не выказал - ограничился пожеланием продумать дальнейший формат сотрудничества по факту подписания коалиции.

Зато восторг, причем очень бурный, выказал «уполномоченный» представитель Путина, с которым Янукович, по свидетельству источников, встречался вечером... в бане. Только особого значения это уже не имело.

На следующий день, как и сообщалось, Янукович битый час проторчал у Ющенко. Затем - уединился с Герман в резиденции «Межгорье», где из-под пера Анны Николаевны вышел текст скандального заявления.

Вскоре после его обнародования сведущие люди задались риторическим вопросом: где сам «Большой договор», где протоколы, подписанные Януковичем и Тимошенко? Факт их существования стороны взаимно признают. И взаимно опасаются обнародования документов. Поскольку содержание их - принципы дерибана в стране все и вся на двадцать лет вперед - окончательно опорочит ПР и БЮТ до скончания дней.

«Пропало все!» - цветочки, вот если где-то появятся протоколы - будут ягодки. Тогда нам всем конец. Я это серьезно», - сказал соратникам на первом после случившегося собрании фракции Александр Турчинов.

«Написанное там не выгодно ни нам, ни Тимошенко. Поэтому «сливать» их никто не станет», - поддакивают в руководстве ПР. Поддакивая, внушают: ничего не было подписано - лишь парафировано, да и то не Януковичем с Тимошенко, а Лавриновичем с Кожемякиным. Тут-то допускают прокол: ведь Кожемякин не принадлежал к «первому кругу» переговорщиков от БЮТ. Следовательно, не мог ничего парафировать. Если кто и мог - только Медведчук. Но документально его участие в процессе никак не зафиксировано, хоть ни одного заседания рабочей группы ПР и БЮТ он не пропускал.

Янукович не пустил Азарова в Полтаву по просьбе Ющенко

Ну а тема «продуктивного сближения» Януковича с Ющенко неожиданно получила развитие в контексте празднования трехсотлетия Полтавской битвы. Из делегаций, прибывших на мероприятие, российская была самой многочисленной. Возглавлял ее уже упоминавшийся Сергей Нарышкин. Который на торжественном собрании общественности России, Украины и Беларуси (общество «Собор») должен был заседать в президиуме плечом к плечу с Азаровым. А заседал с сопредседателями «Собора» - Петром Толочко с нашей стороны, руководителем беларуских профсоюзов Козиком и депутатом Крутовым - с российской. Подобная компания Нарышкину, конечно, не по чину. Кроме того, предполагалось: по ходу мероприятия он обсудит с «бело-голубым» посланником (конечно же, неформально), «как жить дальше». Изначально таким посланником должен был быть Клюев. Андрей Петрович, правда, вовремя соскочил - подсунув вместо себя Николая Яновича, укатил в Испанию. Точнее, Янович сам напросился. Только наведаться на поле брани Азарову не довелось - Янукович не велел. Не велел, потому как Ющенко попросил его никого из «своих» на мероприятие не пускать. Янукович просьбе внял - пожалуй, большего «прогиба» под Ющенко он совершить не мог. В итоге, Азарову пришлось соврать что-то насчет необходимости срочно вылететь на лечение в Швейцарию.

Теперь всем российским высшим чинам встречаться с Януковичем строго-настрого запрещено. Подобных оскорблений Москва не сносит.

Не факт, правда, что Виктора Федоровича сие слишком расстроило. В последний год в Москве его круг общения ограничивался тем же Нарышкиным и двумя зампредами российского правительства - Сечиным и Собяниным.

Теперь не будет и этого.

Так что ПР сейчас вынужденно озабочена поиском новых внешнеполитических ориентиров. Как для публичного позиционирования, так и для «внутреннего усиления». Особо вопрос актуализирует осознание «бело-голубыми» рейтинговых показателей ключевых кандидатов в президенты.

Согласно внутриштабной социологии ПР, у Януковича сегодня 37% симпатиков, у Тимошенко - 18%, у Литвина - 4%, у Ющенко - 3%, у Яценюка - 15%.

На самом деле цифры качественно иные. По альтернативным - тоже внутренним, но куда более достоверным подсчетам, у Януковича - 22%, у Тимошенко - 20%, у Литвина - 10%, у Ющенко - 5%, у Яценюка - 4,4%.

Обращает на себя внимание достаточно высокий - сигнализирующий о наличии у него «ядерного» электората (ранее не просматривавшегося) - показатель Литвина. Отнюдь не безнадежен, как и прогнозировал «Левый берег», Ющенко. И совершенно бесперспективен из воздуха сотканный Яценюк. При этом процент тех, кто решительно настроен голосовать против всех, продолжает расти и уже достиг небывало высокой планки в 24,4%. Еще 8,6% граждан на участки не пойдут, а 6,2% с симпатиями не определились. Следует заметить: в предыдущие кампании последние три цифры всегда были значительно ниже. Значительно.

ГПУ гонит Онопенко в Лукьяновское СИЗО

У «сердечных» - своя «свадьба». Конфликт Портнова энд Ко с Онопенко-Корнийчуком и Турчиновым-Кожемякиным, вмешательство ГПУ, обыск у Корнийчука, дача замгенпрокурора Кузьмина, угроза «статьи» для главы ВСУ Онопенко, показания скандального судьи Зварича - о взятке главе ВАСУ Пасенюку в размере $150 тыс. и «стоимости» кресла главы районного суда в $100 тыс., появившись в информационном пространстве за короткий период времени, стремительно смешались. Хотя на самом деле перед нами - звенья одной цепи.

Но, опять-таки, по порядку.

«Яблоко раздора» тимошенковских юристов - приоритетный доступ к премьеру. Таковой уже имеет Виктор Медведчук. «Полномочным представителем» которого, хоть с натяжкой (в силу автономности и самодостаточности данного субъекта), можно назвать Андрея Портнова. Медведчук писал для Тимошенко Конституцию, Портнов - изобретал схемы газовых договоренностей.

Замминистра юстиции Корнийчук не сомневается: он бы Конституцию не хуже написал. Оппоненты передразнивают: какая Конституция, если он правовое сопровождение тернопольских выборов провалил?!
Корнийчук даже не огрызается. Нападки Портнова вполне понятны. Газовые результаты в Москве выбивал он, а 34-миллионный контракт на обслуживание НАК «Нафтогаза» в 2009-м году получила не чуждая Корнийчуку компания «Магистр и партнеры», в которой он еще три года тому назад был старшим партнером.

Правда, «Магистр» работает с НАКом с 2001-го, зато в текущем году тендер на обслуживание проводился с одним участником. И хоть закону подобное не противоречит, разрешение на сам тендер выдавалось на основе частной переписки Корнийчука с Диденко. Частной, ибо в Минюсте она зарегистрирована нигде не была. Точнее, была, только под теми регистрационными номерами значились совершенно другие документы. Что прокуратуру, собственно, и заинтересовало. А также то, почему факсимиле Корнийчука появляется на официальных бумагах в дни, когда он пребывает в командировках.
В окружении замминистра поясняют: сама по себе переписка - какой бы ни была, ни на проведение тендера, ни, тем более, на его результат повлиять не могла. И вообще, «если Кузьмин такой принципиальный борец с коррупцией, пусть со своих начинает, с замгенпрокурора Кудрявцева, например. Вот уж кто берет, так берет - все знают». Кстати, вспоминают скандальную историю с якобы незаконным выделением Кузьмину земли под дачу в Пуще-Водице.

Более того, чиновника, осмелившегося растаможить газ РУЭ, из цепких лап СБУ выцарапывал именно Портнов. За пару дней до того, как БЮТ по команде Тимошенко поддержал назначение Наливайченко полноценным главой СБУ.

Так что обида Андрея Владимировича не на пустом месте возникла.

Тестем у Корнийчука сам глава ВСУ Онопенко. Который нуждается в Тимошенко так же, как она в нем. Василий Васильевич себя страхует от увольнения Радой в 226 «за». Юлия Владимировна - от «неожиданностей» судебных тяжб по ходу кампании.

Главные недоброжелатели Онопенко собрались в Высшем совете юстиции. Особенно после того, как туда зашли Портнов с Киваловым. Принявшие присягу, как утверждает Корнийчук, незаконно, поскольку и избранны были на незаконно созванном съезде.

ВСЮ считается подверженным (в чем «Левый берег», правда, сомневается) серьезному влиянию Медведчука. Который, кстати, сам заинтересован в кресле Василия Васильевича. Пожалуй, это вообще единственное кресло в стране, в котором он еще заинтересован.

Замгненпрокурора Кузьмин, как считается, заинтересован в кресле генерального прокурора. Не сейчас, через год с небольшим - по истечении срока полномочий Медведько и по факту решения вопроса с Пискуном, которого, как настаивают в «регионах», ПР в ГПУ не пошлет больше никогда. Зато может послать туда Кузьмина. И БЮТ может. Причем независимо от того, кто в 2010-м станет президентом: Янукович, Тимошенко или - только не смейтесь - опять Ющенко. Ведь именно глава государства вносит в Раду кандидатуру генерального прокурора, для назначения которого необходимы те же 226.
Опять-таки: именно «считается», потому что сам Ренат Равелиевич сие не подтверждает, но и не опровергает. Потенциальному генпрокурору положено проявлять принципиальность. Даже если он один борется против главы Верховного суда и семи сотен его ставленников. Так, чтобы в итоге ВР собственную ошибку исправила, а Онопенко выгнала взашей, причем желательно куда-нибудь в сторону Лукьяновского СИЗО.

Оснований тому, полагают на Резницкой, предостаточно.

Во-первых, сомнительное - с точки зрения безупречности процедуры - попадание Онопенко в судьи ВСУ. Сомнительное, ибо специальный экзамен (необходимый, поскольку из-за депутатствования в трех созывах он долго не занимался судебной практикой) Василий Васильевич не сдавал, позитивных выводов квалификационной комиссии не получал и представление на свое назначение, по сути, сфабриковал.
С просьбой подтвердить все это оригиналами соответствующих документов, а не копиями (которыми в ГПУ, по информации «Левого берега», располагают), Кузьмин обратился к Литвину.
Во-вторых, потому что за два года посредством де-факто контролируемого им Совета судей (высший орган самоуправления служителей Фемиды) на административные должности «посадили» еще 700 человек.
Прокуратура твердит: незаконно. Источник конфликта - законодательная брешь. В феврале 2002-го ВР приняла закон «О судоустройстве», отдельные нормы которого наделяли главу государства не свойственными ему, с точки зрения Конституции, функциями. В том числе - назначения и увольнения судей на админдолжности. Спустя пять лет - в мае 2007-го - КСУ признал соответствующую статью данного закона, 20-ю, неправомерной. Президент, таким образом, возможность назначать судей утратил. А вот кто ее получил, КСУ не разъяснил, рекомендовав «урегулировать вопрос исключительно ВР, при том неотложно, то есть, в законодательном порядке».

ВР к рекомендации не прислушалась - закон (точнее, правки к нему) не принят по сей день. И покуда Онопенко - глава ВСУ, а БЮТ его поддерживает, принят не будет.
Ситуация сложилась та еще: президент судей на админдолжности назначать не может, закона нет, а назначать-то надо. Вот Совет судей «почетную миссию» на себя и возложил. Превысив, как считают многие правоведы, полномочия.

Альтернативное мнение таково: необходимости развивать «самодеятельность» у Совета судей не было. Предшественник Онопенко - Маляренко, уходя с должности, разослал всему судейскому начальству письмо, в котором предусмотрительно пояснил тонкости назначения на посты при «спорных обстоятельствах». Именно - издание приказа по суду, согласно которому функции главы исполняет либо его первый зам, либо просто старший по возрасту судья.

Временная - ввиду отсутствия закона - позиция Рады: «форс-мажорные» назначения могут осуществляться Высшим советом юстиции. Соответствующее решение, правда, требует одобрения Высшего административного суда, где оно уже давненько припадает пылью.

У главы ВСУ Онопенко с главой ВАСУ Пасенюком старая вражда. Онопенко понимает: Пасенюк - единственный, кроме, разумеется, прокуратуры, кто реально может его «уволить». Оттого столь приятными стали для него известия о последних показаниях судьи Зварича, на очной ставке с Пасенюком признавшего факты дачи-получения взяток на общую сумму в $150 тыс. Позже, на «воспроизведении» в кабинете Пасенюка в самом ВАСУ, Зварич даже указал, куда именно деньги клали и откуда их брали. В тот же день Пасенюк больше часа проторчал в кабинете и.о. генпрокурора (на время отпуска Медведько) Винокурова, куда прибыл, понятно, не под конвоем - по личной инициативе.

В-третьих, ГПУ подозревает Онопенко в сопричастности к другим темным делам.

Так, в конце мая следователь-«важняк» ГПУ Павлий (подчиненный Кузьмина) отправляет на имя главы МВД Луценко рабочее поручение - «провести оперативно-розыскные мероприятия, в том числе - технические, для проверки причастности А.Чернушенко и Н. Мельника, других работников суда к противоправной деятельности Дурдинца Т. или к другим преступлениям».
Антон Чернушенко - судья Печерского суда, уличенный Кузьминым в незаконном изменении подсудности дела «о прослушке», по которому сам он, Кузьмин, - пострадавший. Теперь Ренат Равелиевич как замглавы ВСЮ просит президента лишить Чернушенко неприкосновенности и уволить. Николай Мельник - правая рука Онопенко, его «зам по финансам», «взаправду» - руководитель аппарата ВСУ.
Месяц спустя, в конце мая, тот же Павлий шлет Луценко и за компанию - Наливайченко новое поручение: провести оперативно-розыскные мероприятия, в том числе - технические, для проверки причастности Онопенко к деятельности Капитонова.

Капитонов - главарь знаменитой (ставшей знаменитой не в последнюю очередь благодаря откровениям президента) банды, орудовавшей на Киевщине. Сфера интересов банды - земельное рейдерство. Согласно показаниям одного из членов группировки, данных им в прокуратуре, «крышевались» их рейдерские делишки судами области. В особо тяжелых случаях «вопрос» решал лично Онопенко. За что последний раз якобы получил полтора миллиона «зелени».

Показания бандита, конечно, еще надо проверять и перепроверять - именно поэтому ГПУ обратилась за помощью в СБУ и МВД. Однако в БЮТ уже встревожились. Ведь словосочетание «земельная мафия на Киевщине» зачастую вызывает ассоциации не столько даже с Онопенко, сколько - с Губским и Единым.

Итак, после получения из ВР подтверждающих материалов, ГПУ вполне может завести на Онопенко дело. Для начала - за фальсификацию собственного назначения. Для привлечения к ответственности по которому с него - с помощью профильного парламентского комитета и 226 «штыков» - потребуется снять судейскую неприкосновенность. Практически - учитывая поддержку господина Онопенко БЮТом, необходимого количества «за» «под куполом» не наберется. Даже если комитет Кивалова даст на то добро (в чем сомнений не возникает).

Только не факт, что прокуратура желаемое получит. Первое, что сделал Александр Медведько после выхода из отпуска - перераспределил обязанности между своими замами, отстранив, в частности, от ведения следствия Рената Кузьмина и перепоручив данное направление Виталию Щеткину. А ведь именно Кузьмин и был перпетуум-мобиле «антионопенского» фронта. Еще - курировал изобличение заказчиков «дела Колесникова», разбирался с земельными рейдерами Киевщины, в том числе - с бандой Капитонова, воевал с СБУ... Словом, порядком досаждал уважаемым людям своей гиперактивностью. Теперь в его ведении - оборонная и транспортная сферы. Впрочем, тут тоже немало интересного. Тот же «Укрспецэкспорт», к примеру.

А активное наступление ГПУ на Онопенко, скорее всего, будет свернуто. На ближайшие пару месяцев - точно. Вплоть до отзыва г-м Медведько письма спикеру.

В случае необходимости, то бишь - политической целесообразности, тему всегда можно реанимировать. А ближе к зиме, точнее - к апогею избирательной кампании, даже, допустим, дело завести. Хотя дело - крайняя мера. Держать Василия Васильевича «на крючке» куда выгоднее. В том числе, с точки зрения многочисленных судебных разборок - неизбежных в период избирательной кампании.
Да и цель, декларировавшаяся Кузьминым, хоть и благородная - труднодостижимая. Для урегулирования спорных вопросов относительно назначения и увольнения судей на административные должности ВР должна не только принять поправки к закону «О судоустройстве», но и уволить семь сотен «спорных» товарищей. Либо - переназначить их «по всем правилам». Несложно представить, чем чревато для судебной системы в целом одномоментное «изъятие из оборота» семи сотен ее «кадров», с главой Верховного суда включительно.

Печать
Читайте в разделе
Топ тема
Выбор читателей