Грузинский тупик

Печать
Грузинский тупик
Новости по теме

Грузинская оппозиция намеревается свергнуть президента Саакашвили. Уже много месяцев центр Тбилиси парализован митингами. Перед парламентом установлены металлические клетки, символизирующие режим, и в них попеременно так же символично сидят оппозиционеры.

К противникам Саакашвили можно подойти и поинтересоваться, почему сидят. Именно это я и сделал. В ответ мне рассказали грустные истории о «кровавом антинародном режиме». Истории во многом правдивые: это силовые отъемы бизнесов, безнаказанные избиения и даже убийства людей. Это злоупотребления его окружения. Это паралич закона - послушный президенту парламент не работает, суд также под полным контролем власти. К этим историям добавляется отчаянная болезненная нота потери Абхазии и Южной Осетии. Вывод оппозиции прост: Саакашвили недостоин быть президентом Грузии и немедленно должен уйти в отставку, либо назначить новые выборы.

Однако представить себе нынешнюю Грузию эдаким диктаторским государством крайне трудно. В тбилисском эфире работают два оппозиционных телеканала, а передвигаясь в машине можно слушать радиостанцию оппозиции. 24 часа в сутки в эфире объясняется, насколько плох Саакашвили и почему ему нужно уйти. Представить себе подобное в какой-то другой стране трудно, поэтому клетки на улице и заявления о том, что «Грузия - тюрьма», воспринимаются как-то странно.

Что касается самого Михаила Саакашвили, то он откровенно насмехается над призывами оппозиции. После акций протеста 9 сентября прошлого года, когда митинги были разогнаны ОМОНом с применением слезоточивого газа, он сделал необходимые выводы и полностью поменял тактику. Теперь она незатейлива и цинична: к какой бы акции протеста ни прибегли оппозиционеры, тут же на правительственном канале появляется президент. Он ездит по Грузии в неустанной заботе о стране. Экран показывает провинцию, куда приехал Саакашвили проведать какую-то свиноферму или заложить кирпич в фундамент строительства. Пред ним неизменная трибуна и ему обязательно задают вопрос об оппозиции. Ответ Саакашвили прост: массовые выступления - это безусловное проявление свободы и демократии в стране. И они, несмотря на малочисленность, могут продолжаться сколько угодно.

Понимая, что бесконечно сидеть в клетках нельзя и динамику протеста можно растерять, оппозиция попыталась опровергнуть тезис о малочисленности. Была устроена беспрецедентная акция: сторонники оппозиции полностью заполнили стадион - а это 62 тыс. человек, остальные находились рядом. В общей сложности президенту были предъявлены 100 тыс. сторонников его немедленного ухода. Ответ Саакашвили был в привычном духе. Невозмутимо глядя в экран, он сказал, что знает, что на последних выборах против него голосовало более миллиона человек. Поэтому собравшиеся 100 тыс. - это не более чем 10% от всех, кто против него. Он повторил, что в Грузии свобода и митинговать можно сколько угодно.

Подобное фиаско было ожидаемым: современная политика давно не линейна, и предугадать финал демонстрации простого сложения числа митингующих было несложно. Однако, как оказалось, оппозиция не была готова к подобному развитию и понимания того, что делать дальше, у нее нет. Собрав огромное число людей на стадионе, пронеся на руках по беговой дорожке одного из своих лидеров и поцеловав огромное знамя Грузии, оппозиционеры неожиданно заявили, что этой акцией они исчерпали свой арсенал мирных действий и теперь взывают к слову патриарха Грузии Илии II. Все отправились в главный храм, ожидая появления патриарха. Ощущение было такое, что он должен был раздать патроны и пулеметы. Патриарх вышел, но сказал довольно осторожные слова о плохой традиции Грузии менять своих президентов до срока и призвал к спокойствию. Все разошлись разочарованные, а представители оппозиции, не скрывая своего раздражения, говорили на экранах своих каналов, что на патриарха давили люди Саакашвили и что он был несвободен в тот момент сказать, что думает. Оппозиционеры даже намекали, что у них была договоренность с патриархом. Так или иначе, но на следующий день патриарх все же публично довольно жестко призвал обе стороны конфликта видеть и слышать друг друга, что, однако, несмотря на высочайший авторитет в обществе Илии II, не произвело на Саакашвили никакого воздействия, и он так же «не видит» массовые выступления.  

Итог борьбы печален: как в такой ситуации Саакашвили еще четыре года будет руководить страной, непонятно. Непонятно также, что будет делать оппозиция: массовые акции успеха не имеют, а силовой путь свержения справедливо отвергается. Проблема оппозиции еще в и том, что она не понимает, что и как необходимо делать. Не понимает, несмотря на наличие в ее рядах таких опытных политиков и функционеров, как бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе, бывший министр иностранных дел Саломе Зурабишвили и бывший представитель Грузии в ООН Ираклий Аласания. Есть ли у оппозиции своя экономическая программа, теневое правительство, идеи насчет того, что делать с потерянными территориями и почему при такой невероятной популярности своих лидеров она не идет по пути создания мощной единой партии, - на все эти вопросы трудно ответить. Складывается впечатление, что грузинская оппозиция не умеет и не желает действовать на перспективу. Однако ее нынешние действия могут привести к полному разочарованию ее сторонников, и как раз к будущим выборам у нее просто не окажется единого сильного кандидата.

Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей