Год беспокойного солнца

Печать
Год беспокойного солнца

Когда год назад Дмитрий Медведев стад третьим президентом России, высказывались самые разнообразные прогнозы относительно перспектив его «царствования».

Чаще всего утверждали, что царствование это будет недолгим, что новый президент России – всего лишь техническая фигура, основной задачей которой является быстрая передача власти настоящему главе государства – Владимиру Путину. Официальные комментаторы, напротив, подчеркивали, что ни о какой передаче власти и речи быть не может, что с избранием Дмитрия Медведева президентом России, а Владимира Путина – премьер-министром страны будет действовать эффективный тандем руководителей, дополняющих друг друга. Были и те, кто счел Медведева замаскированным либералом, который постарается избавиться от былого покровителя – а значит, в ближайшее время в России сменится не президент, а премьер…

Все эти прогнозы имели бы хоть какое-то отношение к реальности, если бы передача власти в России прошла без кадровых судорог, связанных с последним периодом пребывания на посту президента Владимира Путина. Неожиданная отставка с поста главы правительства Михаила Фрадкова, пожертвовавшего высоким постом, по его же собственным словам, для того, чтобы дать президенту возможность принимать принципиально важные кадровые решения, сделала последним путинским премьером Виктора Зубкова. После назначения Путина премьером Зубков стал одним из его первых заместителей, а ответ на вопрос «Почему Фрадков не мог продолжать руководить кабинетом до смены президентов?» так и не появился. Впрочем, можно предположить, что все это было неслучайно. Зубков должен был стать главой правительства при новом президенте – только не Медведеве, а давнем соратнике Путина генерале Сергее Иванове, которому как новому главе государства уже начали было присягать многие чиновники.

Но когда оказалось, что это не Медведев технический кандидат, а как раз Иванов, Путину для сохранения собственного влияния и возможностей ближайшего окружения пришлось пересесть в премьерское кресло. На практике это означает, что ни о какой добровольной отставке президента и премьера и речи быть не может: оба политика на своих должностях защищают определенные клановые интересы. И идеологических разногласий между ними тоже нет, поскольку у обоих нет никаких политических убеждений. Обоих интересуют ресурсы страны, во главе которой они находятся.

Но с ресурсами-то как раз и вышла незадача. Первый год правления Дмитрия Медведева отличается от восьми лет президентства Владимира Путина не идеологическими подходами и не клановой борьбой, а падением цен на энергоресурсы. Эти цены стремились ввысь все путинские годы, уже получившие в народе название «жирные». Жирные годы развратили власть, из элиты постепенно вымывались люди, умеющие принимать хоть сколько-нибудь осмысленные решения, конкуренция беспощадно подавлялась, ответственное государственное решение преследовалось. Российская номенклатура постепенно превратилась в клуб самодовольных дилетантов, но на ее возможностях это никак не сказывалось: ведь задачей чиновника было потратить, а не заработать. И вот теперь, в первый медведевский год, элите приходится принимать совершенно новые решения, смириться, что сверхдоходов уже не будет. Медведев – уже не то величественное светило с лицом Путина, которое всходило над Россией одновременно с сообщениями о новом нефтяном скачке. Его год – это год беспокойного солнца. Но утверждать, что сам президент это осознает, было бы преувеличением.

Медведев старается руководить в том же стиле, что и его предшественник, ничего не меняя в стремительно беднеющей стране. Главный упор – на пропаганду в СМИ. Главное направление деятельности – создание виртуального образа, и в этом он даже более последователен, чем Путин.

То, что страна нуждается в коренных реформах, что денег на поддержание ее инфраструктуры скоро не будет хватать, что власть лишается опоры в виде относительно благополучного столичного среднего класса, готового молчать и не вмешиваться в политику, лишь бы деньги, – все это отчаянно не замечается. И ответа на вопрос «Каким будет второй год президентства Дмитрия Медведева?» попросту не существует. Одно ясно – он будет не менее беспокойным, чем первый.

Печать
Читайте в разделе
Топ тема
Выбор читателей