Все публикацииПолитика

Цветная контрреволюция

В первый день оппозиционных протестов в Молдове практически все - и в Кишиневе, и за его пределами - грезили призраком новой «цветной революции» и свержения только что победивших на парламентских выборах коммунистов.

Цветная контрреволюция
Фото: УНИАН

Одно из украинских изданий даже успело выйти с материалом, названным «Молдова последней избавляется от коммунистов». Наблюдателей не удивило первоначальное отсутствие среди протестующих оппозиционных лидеров, акты вандализма в молдавском парламенте и быстрое свертывание акций протеста - на следующий день на центральной площади Кишинева уже никого не было. Именно в этот момент и возник вопрос - кому все это было выгодно?

Чтобы ответить на него, необходимо разобраться с общественными настроениями в Молдове. Бесспорно, популярность правивших все последние годы коммунистов стремительно падала - и это притом, что пока что Кишинев не принял никаких антикризисных мер, к которым вынуждены были прибегнуть правительства практически всех бывших советских республик. Да, коммунисты могли удержать власть, но им пришлось бы разделить ее с оппозицией. При этом неизбежные непопулярные меры только приблизили бы момент окончательного разочарования избирателей. Коммунисты прекрасно понимали, что фальсификация результатов выборов приведет к неизбежным общественным протестам. Да и не только фальсификация - хороший результат Компартии вызовет возмущение в Кишиневе, где позиции оппозиционеров сильны и есть немало молодых людей, недовольных ситуацией в стране. Однако мирный оппозиционный митинг у стен парламента - это доказательство правоты недовольных, предоставление им телевизионного эфира, новые выборы и неизбежная потеря власти.

А вот если парламент будут крушить, если на стене президентской резиденции появится граффити «Великая Румыния», а на здании парламента - румынский флаг? И все это на фоне пожара, грабежа, хулиганских выходок? О лучшем результате для Компартии и помыслить нельзя. Именно после погрома президент Владимир Воронин высказался об оппозиционных лидерах как о путчистах, а телевидение Молдовы стало транслировать мастерски сделанные ролики, в которых кадры разграбления парламента перемежались с румынским флагом, укрепленным на верхушке здания. Именно после погрома риторика власти приобрела отчетливо антирумынский характер - и появилось упрямое желание сплотить людей, говорящих на румынском языке, в ненависти к соседней стране, якобы затеявшей переворот в Молдове и покушающейся на ее государственность. Скажу сразу - эта пропаганда действует. Приехав в северную Молдову, я говорил со многими людьми, наблюдавшими за событиями в Кишиневе по телевизору и общавшимися со своими родственниками в молдавской столице. Погром и румынский флаг убедили многих. Даже не симпатизировавшие Владимиру Воронину собеседники называли его «меньшим из зол», считая, что в происшедшем погроме виновны оппозиционные лидеры. И это в городе Сороки, где еще недавно коммунистический кандидат на пост мэра позорно проиграл выборы местному бизнесмену! Что уж говорить о городах, остающихся коммунистическими бастионами?

Как будет развиваться ситуация дальше? Воронин продемонстрирует обществу свою демократичность. Конституционный суд уже сейчас разрешил Центризбиркому республики пересчитать голоса. Вполне возможно, что коммунисты не получат большинства голосов, необходимого для избрания их кандидата новым президентом Молдовы. И тогда будут назначены новые выборы, подготовка к которым может происходить под аккомпанемент напоминаний о вандализме и румынском флаге. Успех Компартии на этих новых выборах обеспечен, возможно, на этот раз ей удастся набрать больше 61 голоса, избрать президента и править, не интересуясь ни оппозицией, ни недовольным обществом. Возможен и более спокойный вариант: кто-то из оппозиционных лидеров, сомневающийся в своем политическом будущем в случае досрочных выборов, пойдет на соглашение с коммунистами, президента страны изберут, а коммунисты продолжат руководить страной, жители которой будут считать их «меньшим из зол» и гарантами своей нищей стабильности.