Все публикацииПолитика

Игра в белых и черных

У главы Верховного суда Украины Василия Онопенко на прошедшей неделе отщипнули кусочек полномочий. Президент распорядился, чтобы документы судей, готовящихся занять должность впервые, попадали в Высший совет юстиции в обход председателей ВСУ и высшего специализированного суда.

Процедурная мелочь ничего важного в судейской системе не меняет – в длинной цепочке убрали одно звено. Руководитель Верховного суда по должности является членом Высшего совета юстиции, то есть так или иначе Онопенко будет знать, кто идет работать в суды. Но в глобальной политической войне Секретариата президента с «главным судьей» счет теперь в пользу Виктора Ющенко.

Досадный указ появился как бы в ответ на открытое письмо Василия Онопенко с просьбой принять «неотложные меры» для прихода свежей крови в суды. По его данным, документы 250 человек – кандидатов на должности судей – пылятся на Банковой, поскольку глава государства тянет с назначением людей, готовящихся надеть мантии впервые. «Это почти четверть существующих вакансий в местных судах, в частности, и специализированных», – посетовал г-н Онопенко. И, не сдержавшись, заподозрил президента в «небрежном исполнении обязанностей» и «сознательном злоупотреблении служебным положением».

В Секретариате за ответом в карман не полезли. Председателю ВСУ следует начать решать проблемы судопроизводства с себя, прокомментировала письмо руководителя «третьей» ветви власти пресс-служба «первой». По словам заместителя Балоги Игоря Пукшина, суды превратились в «закрытые акционерные общества, где политические побратимы Онопенко получили контрольный пакет». «Роль председателя Верховного суда в антиобщественной трансформации судовой ветви власти является определяющей», – убеждает общественность чиновник. В частности, г-н Пукшин обвинил председателя Верховного суда в том, что тот покрывает Владимира Келеберду (того самого судью Окружного административного суда Киева, который приостановил указ Виктора Ющенко о досрочных выборах, а также признал незаконными еще два президентских решения по Фонду госимущества) путем неявки на заседания Высшего совета юстиции. Мол, в глазах общественности Келеберда, «как и судья Зварыч, полностью дискредитировал роль независимого и справедливого судьи».

Обмен любезностями, действительно, происходил на фоне задержания львовского антигероя и растущего возмущения суммой «наколядованного». Рациональный посыл Василия Онопенко о том, что «вся государственная власть коррумпирована одинаково, поскольку функционирует по единым принципам и правилам», не смывает негатива, который хлынул в сторону судей из-за коррупционных скандалов. Ведь оправдание «мы такие, как все» звучит неубедительно в устах людей с особыми полномочиями, призванных слепо блюсти закон и стоять выше всех.

Если в 2006-м, вступая в должность, г-н Онопенко обещал стать для Фемиды эффективным менеджером, который от ее имени и в ее интересах наладит продуктивный диалог с другими ветвями власти и не будет при этом «ходить на полусогнутых», то сегодня гнут не одного человека, а всю систему. Кампания по дискредитации судей набирает нужных политикам масштабов, а закрытость судейской корпорации и нежелание оказывать сопротивление в публичной полемике делают судейство еще более уязвимым перед давлением извне и теневыми деньгами, которые часто предшествуют важным решениям. А глава Верховного суда из руководителя независимой ветви власти превращается в одну из главных фигур на шахматной доске будущих выборов, которой придется играть на стороне либо черных, либо белых. Пока белые держат оборону, но не выигрывают.