Дипломаты для своих

Печать
Дипломаты для своих
Фото: УНИАН

Казалось бы, с назначением на пост министра иностранных дел в Украине не должно было быть никаких проблем – эта должность как бы предназначена для карьерного дипломата или хотя бы опытного международника, который мог бы организовать деятельность одного из самых важных ведомств в стране.

Но так уж повелось, что министры не оправдывали возлагаемых на них надежд – даже тогда, когда старались честно исполнять свой профессиональный долг. Потому что тем, кто заботился об их назначениях, требовалось что-то совсем другое.

Первый министр иностранных дел независимой Украины Анатолий Зленко возглавил еще внешнеполитическое ведомство УССР. По правде говоря, никакое это было не внешнеполитическое ведомство: МИДы имелись во всех союзных республиках, включая РСФСР, потому что какой-то шутник отнес МИД СССР к союзно-республиканским министерствам. Понятно, что такой маленький МИД мог заниматься чем угодно, только не внешней политикой. От Анатолия Зленко требовалось руководить этим отделом союзного МИДа и не высовываться – а в результате он занялся созданием украинской внешнеполитической службы и презентацией нового государства в мире. Не нужно объяснять, что надежд советской дипломатии он не оправдал – но оправдал надежды дипломатии украинской. Именно поэтому президентство Леонида Кравчука ассоциируется с пребыванием Зленко на министерском посту.

И было ясно, что новый президент Леонид Кучма должен назначить новым министром человека, который сможет воплотить в жизнь внешнюю политику, основанную на сближении с Москвой. И Кучма назначил…Геннадия Удовенко, тогдашнего посла в Польше. Вряд ли сегодня кто-то посчитает Геннадия Иосифовича большим другом России. Возможно, именно потому, что новый министр отчаянно не годился на роль проводника восточной внешней политики, и родилась знаменитая украинская разновекторность. А настоящим «восточным» министром иностранных дел стал Леонид Кучма.

Когда это стало очевидным, преемником Геннадия Удовенко назначили Бориса Тарасюка – как раз для развития внешнеполитической активности на Западе, с Востоком президент и сам хорошо справлялся. Но Тарасюк оказался фактически стреноженным усиливающимся неприятием Кучмы со стороны западных лидеров – вспомним, что оно, в конце концов, дошло до знаменитой рассадки по французскому алфавиту. И в результате в МИД вернулся Анатолий Зленко – как министр, который должен был уравновесить украинскую внешнюю политику и придать разновекторности хоть какой-то смысл. Но какой может быть смысл в разновекторности? Ни Зленко, ни его преемнику Константину Грищенко ответить на этот вопрос так и не удалось.

А тут грянул гром – президентские выборы 2004 года, возвращение Тарасюка – уже политика, не отягощенного разновекторностью, но зато зависимого от борьбы различных украинских политических сил. То, что у президента и правительства различное представление о внешней политике, стало очевидным после возвращения в Кабмин Виктора Януковича. Настойчивое стремление «регионалов» избавиться от Тарасюка завершилось появлением в МИДе совсем уж неожиданной фигуры – Арсения Яценюка. Но первый недипломат во главе дипломатического ведомства скорее доказал, что на этапе несогласованности внешнеполитических задач МИД может выполнять разве что протокольные функции. Преемнику Яценюка Владимиру Огрызко должно было повезти гораздо больше – ведь он стал министром в правительстве, ха-ха, демократической коалиции. Но сразу же выяснилось, что у президента и премьера на этот раз представление о внешнеполитических задачах отличается не по подходу, а по сути – дипломаты должны были обслуживать интересы одного из них. Хотелось бы написать, «а не государства» – но ведь и Ющенко, и Тимошенко считают, что государство – это они.

В результате МИДу, практически не способному в этой ситуации пользоваться доверием партнеров и добиваться реальных результатов, пришлось стать пропагандистским подразделением президентского Секретариата. А теперь зададимся вопросом – чем станет МИД при новом министре, кто бы он ни был?

И поймем простую вещь – украинским дипломатам приходилось так непросто еще и потому, что совершенно невозможно заниматься внешней политикой в стране без четкого – и единого – понимания государственных задач, общего представления о прошлом, будущем и настоящем. Дипломат должен быть виртуозен с иностранцами, а не с соотечественниками – а украинским министрам иностранных дел пришлось тратить все свои таланты на «умиротворение» собственного начальства и своей политической элиты. Незавидная судьба – и для бывших, и для будущих… 

Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей