Все публикацииПолитика

Вмешательство

«Я могу всей душою ненавидеть Россию и ее правителей, но я никогда не позволю критиковать мою страну инородцам», – говорил почти 200 лет назад Александр Пушкин. Это – основа любого патриотизма, основа любви к Родине, основа национальной гордости и чувства собственного гражданского достоинства.

Кость БондаренкоКость Бондаренко, Інститут української політики

 Я могу сотни раз писать в своей стране о никчемности нынешнего президента или об опасности, которую таит в себе приход к власти Тимошенко. Я могу считать недостойным президентского поста Виктора Януковича и спорить, принадлежали ли 11 млрд. кубов газа Дмитрию Фирташу. Но исключительно в Украине.

Но когда о том, «как им обустроить Украину», начинают писать и говорить в других странах – неважно, в России ли, в США или Польше, меня это начинает злить.

Особенно часто оценку внутренней ситуации в Украине стал давать премьер России Владимир Путин. На прошлой неделе он осудил нападение «Альфы» на «Нафтогаз» и даже пригрозил санкциями – Украине и Европе. Какое отношение имеет ситуация с захватом «Нафтогаза» (законность и этичность которой – это другой вопрос) к транзиту газа в Европу – не совсем понятно. Были ли в день захвата перебои с поставками газа? Нет. Украина нарушила свои международные обязательства? Тоже нет. Контракт с Российской Федерацией нарушен хоть в одном пункте? Нет… Так чего волноваться изволили, господин премьер-министр?

С Владимиром Владимировичем происходят странные метаморфозы. Он терпел и даже поддерживал «РосУкрЭнерго» до тех пор, пока был президентом Российской Федерации. Тогда и газ был бизнесом президентов – Украины и России. Но став премьером российского правительства, Путин, очевидно, решил, что газ должен отныне перестать находиться под контролем президентов. Не отдавать же Медведеву курицу, несущую золотые яйца! «Газ должен стать бизнесом премьеров», – решили на Старой площади. И потому так недвусмысленно Владимир Владимирович поддержал в последнее время украинского премьера в ее попытках расправиться с РУЭ.

Посредники на рынке газа не нужны – это аксиома. Но вместо одних непрозрачных схем вводить новые только потому, что меняется конъюнктура политической власти в России и близятся украинские выборы? Или только потому, что между Путиным и Тимошенко настало полное взаимопонимание? И выступать на стороне одних рейдеров, протестуя против других рейдеров?

По-моему, это чистой воды вмешательство во внутренние дела Украины. На стороне одной из противоборствующих сил в и без того расколотой стране. Я могу плеваться при виде беспредела, творящегося в украинской политике и экономике, но не позволю говорить об этом чужакам. Даже если они облечены титулами премьер-министров.

Кость БондаренкоКость Бондаренко, Інститут української політики