Все публикацииПолитика

«Маникюрно-педикюрная» война

Вчерашние инициаторы возобновления ПРиБЮТ сегодня, неожиданно для самих себя, задумались о выгоде двойных выборов. Плановых – президентских, досрочных – парламентских. А то и тройных – с местными советами за компанию.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
«Маникюрно-педикюрная» война

Двуликий БЮТ

«Сигнальной ракетой» стало парижское признание Тимошенко. От масштабных ротаций всей вертикали власти вреда, мол, не будет – сплошная польза. Причем начинать надо с президента. Чем раньше Ющенко уйдет – тем лучше. Ведь ей, Юлии Тимошенко, ничто не помешает занять его место.

При этом слова «импичмент» Тимошенко в Европе не произносила. А официальная позиция ее блока по данному вопросу весьма неоднозначна.

С одной стороны, именно юрдепартамент БЮТ под чутким руководством Андрея Портнова сочинил проект постановления, обосновывающий необходимость старта процедуры импичмента. В аппарате ВР документ зарегистрирован, правда, не был, но в прессу просочился. Сего оказалось достаточно.

Оправдываясь, «бютовцы» кивали на свой коалиционный статус. Стыдливо умалчивая: «фракцией Ющенко» НУ-НС сегодня уже не назовешь. Кулуарно поясняли: подобные маневры – способ политического давления на Виктора Андреевича, не более.

Принудительное увольнение Ющенко, как публично отнекивалась Тимошенко, времени займет не меньше, чем осталось до начала плановой президентской гонки. То есть, незачем воду мутить – труп врага и так проплывет по реке.

С другой стороны, именно БЮТ продавил преодоление парламентом вето на закон о Временных следственных комиссиях Рады, упрощающий, в том числе, нормы импичмента.

Общаясь с прессой, высокопоставленные «тимошенковцы», калибра того же Губского, ехидничают: «Мы досрочную кампанию не инициируем, спасение экономики – куда приоритетнее». И хотя сама Юлия Владимировна на Западе (где ее лучше слышат) транслирует качественно иные мэссиджи, о расхождениях в среде БЮТ сие не свидетельствует.

Напротив, двоякие толкования – грамотная подготовка к плановой президентской кампании. Именно к плановой. Ведь легитимность внеплановой, даже при грамотном ее юридическом сопровождении, всегда спорна. Как, например, третий тур, позволяющий сомневаться в легитимности президентства Виктора Ющенко даже на пятом году. Сомневаться, в том числе, Западу.

Фирташ повторяет путь Медвдечука?

Мнения касательно целесообразности одновременных ротаций в СП и ВР в БЮТ тоже разнятся. Оптимисты считают: сделавшись президентом, Тимошенко (в чем ее сторонники, конечно же, не сомневаются) сумеет «построить» под себя нынешнюю Раду.

Возразить им просто.

Всеобъемлющего «построения» не получится, прежде всего, из-за частично действующих правил императивного мандата. Придя в Раду по списку одной политсилы, депутат, как известно, не может присоединиться к другой. Предел протестной возможности – выход из родной фракции. Что, кстати, не синонимично утрате мандата. Доказано Игорем Рыбаковым! Даже при наличии мощного судебного лобби юристы блока до сих пор не сумели лишить его депутатства.

То есть, ярая сторонница императивного мандата, Тимошенко превращается в заложницу собственных инициатив. В открытую закрепить за собой симпатии «любих друзів» и даже части ПР у нее не получится. Не говоря о том, что коалицию, предлагающую кандидатуру премьера, создают фракции, а не отдельные депутаты.

К тому же после прихода Юлии Владимировны к власти Рада останется единственным плацдармом для недовольных. В том числе – Яценюка и «регионалов» (если, конечно, они будут недовольны). Последний форпост обороняют до конца.

Реалисты подчеркивают: нынешнего объема президентских полномочий Юлии Владимировне недостаточно. Для полного счастья ей требуется свой премьер. Предлагаемый, как говорилось, коалицией. Поскольку в нынешней Раде вариантов союзов не так много, надежнее будет Раду переизбрать. Причем переизбирать не одновременно с президентом, а вскоре после его вступления в должность. Так новый гарант сполна сможет использовать выданный ему кредит народного доверия.

Плох данный сценарий лишь тем, что вступает в прямое противоречие с психофизикой Юлии Владимировны. Стихия Тимошенко – борьба. Ей просто органично необходим враг, объект нападок. Без разницы, кто: Медведчук ли, Кучма, Фирташ, Хорошковский. Тем более что со временем бывшие враги частенько становятся друзьями. Виктор Владимирович – отличный пример.

Оправдывая титул «вечного оппозиционера», даже будучи премьером Тимошенко умудряется провозглашать свою оппозицию к Ющенко.

Но против кого воевать Тимошенко-президенту при подконтрольных правительстве и парламенте? На чьи козни ей тогда списывать собственные огрехи?

На Фирташе свет клином не сошелся. Не исключено, что он пройдет путь, аналогичный медведчуковскому. Либо прошагает по стопам Коломойского, ранее обещавшего эмигрировать в случае, если президентом станет Тимошенко, теперь – развивающего сотрудничество с Юлией Владимировной на всех фронтах.

Дмитрий Васильевич, как-никак, единственный из украинских олигархов пострадал от кризиса «чисто символически». В отличие от, допустим, Ахметова, Пинчука, Таруты и Коломойского, чьи активы сократились в два раза, а то и существенней. Если раньше перечисленные граждане тратили на избирательные кампании сотни миллионов долларов, то теперь, неохотно участвуя в начавшихся уже тематических переговорах, отказываются давать больше «десятки-двадцатки». Больше у них просто нет. У Фирташа – есть, и он готов инвестировать в политику. Вечных врагов в которой, как известно, не бывает. Даже если этот враг – Тимошенко.

«Левый берег» знает наверняка: еще осенью (до начала газовых переговоров) гонцы, лично уполномоченные премьером, предлагали Фирташу мировую. Условие – отказ от пресловутых 11 млрд. кубов газа. Взамен Юлия Владимировна ни словом, ни делом РУЭ обещала больше не поминать. «По умолчанию» Фирташу полагался бонус – надежда на возможное в какой-нибудь очень отдаленной перспективе сотрудничество с политсилой Тимошенко.

Журавлю в небе Дмитрий Васильевич предпочел синицу в руках и 11 млрд. «вонючего газа». В наивности его не уличить, просто тогда он еще надеялся обеспечить РУЭ «крышу» в Белокаменной. Но после окончательной и бесповоротной «посадки» Могилевича стало ясно: следующий на очереди – Фирташ. И Дмитрий Васильевич перестал ощущать себя в безопасности даже на украинской территории. Что, кстати, подтолкнуло его к выходу в публичную плоскость.

Известно, что будучи объявленным в розыск Интерполом, отсиживаясь за рубежом, Фирташ вызывал к себе Геннадия Москаля – просил его уговорить Луценко гарантировать невыдачу себя российской стороне, также – защиту от «случайного похищения» либо не менее случайного обнаружения в кармане олигарха пистолета, наркотиков, а в багажнике – безымянного трупа. Почему Луценко? МВД – первый помощник Интерпола в деле розыска и задержания.

Ратуя о собственном политическом будущем под юбкой Тимошенко, Юрий Витальевич отказался. Еще маленько помыкавшись в поисках крыши, Фирташ вынужден был выехать из Украины вон. Куда и насколько – неизвестно.

«Ющенко скоро не будет, а тебе тут еще жить»

Более внушаемым оказался Валентин Наливайченко. В канун поддержки Радой его кандидатуры на пост главы СБУ Юлия Владимировна и Валентин Александрович беседовали тет-а-тет больше часа. Подробности разговора известны им двоим, резюме – «Левому берегу»: «Ющенко скоро не будет, – сказала Тимошенко Наливайченко, – а тебе, дружок, в этой стране еще жить».

Так, по крайней мере, сам Наливайченко пересказывал диалог близкому кругу. И добавлял: инициатор увольнения руководителя Службы – президент, исполнитель – Рада. Которая за снятие чиновника голоса может дать, а может и не дать.

Поддерживать назначение Наливайченко «бютовцы», конечно, не хотели – роптали. Но Тимошенко сказала «Надо!», фракция ответила – «Есть!». Портнов и Ко, правда, промолчали и кнопки «за» не нажали. Андрей Владимирович посчитал свой авторитет достаточным для того, чтоб воспротивиться Тимошенко. Аргументы о том, что Наливайченко – сатисфакция президенту за Огрызко, позволяющая сохранить видимость коалиции, на него не подействовали. Впрочем, Юлию Владимировну демарш ближайшего соратника не сильно расстроил. Она-то знает: никуда он от нее не денется. Портнов это тоже знает, поэтому скоро переключил внимание на Хорошковского.

По «наводке» «воспитанника» Портнова Пилипенко новоиспеченному «эсбеушнику» в «Борисполе» учинили «шмон». Гораздо, кстати, более гуманный, чем тысячам его соотечественников, ежедневно имеющим несчастие возвращаться на Родину посредством главных ее воздушных ворот.

Пилипенко хотел, чтоб у Хорошковскго нашли наркотики, Тимошенко – чтобы педикюрный набор. Премьерский афоризм про «напомажену істоту» приклеился к первому зампреду СБУ крепче, чем некогда прозвища Кэн и Валера-«Бленд-а-мед». Относительно бриолина и маникюра вопросов не возникает, непонятно одно: откуда Тимошенко известно, какой у Хорошковского педикюр?

Так или иначе, обозлившись, бывший «лучший прекрасный таможенник» Юлии Владимировны пообещал перенаправить «Альфу» из «Нафтогаза» в Кабмин – в поисках утраченных контрактов.

Стране нужен Литвин… А что с ним делать?

Вернемся, впрочем, к выборам.

За преждевременную ротацию Рады взялся агитировать и Виктор Балога. Достаточное тому, по его мнению, основание – отставка Огрызко, ознаменовавшая «развал коалиции». Тридцати дней от знаменательной даты Виктор Иванович, понятное дело, не отсчитывал. То, что свидетельства де-факто очевидной смерти коалиции де-юре никто не озвучивал, его тоже не смутило. Конечно, если на покойника не оформлено свидетельство о смерти, живее он от этого не станет, однако мотивы главы СП в данном случае вполне понятные.

Балога осознает: век его на Банковой недолог – кончиться может даже прежде срока полномочий Ющенко. Посему Виктору Ивановичу позарез требуется мандат.

Впрочем, даже если его не будет, ему на судьбу грех пенять. За время работы в Секретариате он умудрился обеспечить безбедное существование не только себе и детям, но даже их праправнукам. Особенно «урожайной» выдалась пора с момента создания ЕЦ, на продаже мест в списке которого (даже при условии блокирования с кем-либо) Виктор Иванович всерьез рассчитывал обогатиться, заваривая осенью кашу с досрочной кампанией.

Взаимоотношения Виктора Ивановича с Виктором Андреевичем непростые, точнее сказать – неровные. Именно поэтому первый объяснил второму пользу от разгона Рады посредством пресс-конференции. И был-таки услышан! Двух дней не прошло – Балога получил отмашку готовить комплексные изменения профильных нормативных актов (касающихся, вопреки его уверениям, не только местных советов, но и общенациональных элекций).

Какая польза от очередного роспуска самому Ющенко, Балога уточнять не стал. Есть ли она вообще – тоже. Есть ли у ЕЦ шансы на самостоятельную игру и даже блокирование с кем-либо – тем более.

Тему Балоги подхватил Литвин. В свойственной спикеру манере предложил провести круглый стол на тему «Как жить дальше?». По умолчанию номинируя себя на роль модератора дискуссии. По разумению Владимира Михайловича, возвышение «над схваткой» – по образцу 2004-го, прибавит ему симпатий «маленьких украинцев». Особенно, если «миротворческие инициативы» будут отвергнуты. Что, собственно, изначально легко предугадывалось.

Кто-нибудь представляет Ющенко, Тимошенко и Януковича, садящихся за стол переговоров по настоянию, прости Господи, Литвина? О чем станут говорить? О том, зачем стране нужен Литвин, или все-таки о том, что потом с ним делать?

То-то же!

Итак, все ключевые игроки твердят о необходимости скорейшей коррекции избирательных норм и Конституции в целом. У каждого – свой рецепт ее реализации. Главный ингредиент в рецептах Ющенко и Литвина – не допустить конституционного сговора ПРиБЮТ. Поскольку после свершения оного оба останутся вне игры. Виктор Андреевич – сразу, Владимир Михайлович – чуть позже.

«Бютовцы» язвительно предлагают облегчить их участь через вступление в силу нового Основного закона по факту избрания следующего президента.

«Регионы» пока отмалчиваются. Широко анонсированное давеча в кулуарах возобновление переговоров относительно ПРиБЮТ пока проистекает вяло. Стороны ограничились единственной ни к чему не обязывающей встречей.

Публично декларируя необходимость менять всех и сразу – «пока не вынесли вперед ногами», внутри «регионалы» все не разберутся, чего им самим хочется. Общепартийной дискуссии не проводится. Лидер, начавший празднование Международного женского дня за неделю до его наступления, не кончает до сих пор. Рядовые «бело-голубые» поглощены местечковыми разборками, раздирающими партию изнутри. Особенно – в Черкассах, Крыму и Одессе.

Самоуверенность Тимошенко касательно собственного президентства их, равно как остальных субъектов политикума, конечно, порядком возмутила.

Однако фамилия нового украинского гаранта все равно определится не волей народа – консенсусом элит. Либо до выборов – добровольным, либо после – принудительным. Важнее элит в стране только суды. Которые, как известно, под колпаком БЮТ. В том числе – Высший административный, со всеми его пятью палатами – только он разрешает электоральные споры.

Кредит на президентство

Единственное, что отвлекало на минувшей неделе печерских деятелей от очередного раунда подковерной войны, названной «маникюрно-педикюрной», – обсуждение договороспособности, точнее – кредитоспобности МВФ.

Слабой надеждой стал относительный консенсус делегации МВФ и Кабмина, достигнутый в среду. Стороны решили продолжить переговоры про переговоры.

При этом, анализируя возврат Украине Фондом ее «просительного письма», в КМУ прекрасно понимают: на языке чиновников проволочка с решением вопроса синонимична отказу.

Кроме очевидных экономических, отказ МВФ имеет для Украины ряд негативных политических последствий.

Прежде всего – ухудшение имиджа страны в глазах внешнего мира. Надежным партнером Украину уже давно никто не считает. Прогнозируемым – тем более. То, что сотрудничество с МВФ было прервано на полпути, после получения первой очереди транша, дополнительно усугубляет ситуацию. Отказ Международного валютного фонда равнозначен снижению кредитных рейтингов государства, полагают эксперты. К тому же, МВФ – последняя инстанция: если стране отказывают там – не помогут больше нигде.

Еще от «качества» взаимоотношений страны с МВФ напрямую зависят ее евроинтеграционные перспективы.

Принято считать, что Старый Свет поддерживает Украину из-за ее близости к России, также – опасаясь, чтобы перманентный политико-экономический хаос в Киеве не спровоцировал «принцип домино» в соседних державах. На деле Европе куда выгоднее налаживать прямой диалог с Россией, чем привлекать в посредники Украину. Дешевле – так точно. В Европе это уже понимают. В РФ – аналогично.

Не случайно ведь Путин заявил: свары в «Нафтогазе» в очередной раз ставят под сомнение стабильность отечественных тразитеров, еще более актуализируя необходимость диверсификации каналов поставок энергоресурсов.

Его добрые отношения с Тимошенко – не помеха реализации имперских планов. В любой момент Юлия Владимировна может превратиться для Владимира Владимировича в мазурика. Посему нынешние симпатии Кремля для лидера БЮТ скорее минус, чем плюс.

Впрочем, Тимошенко надежды не теряет – успела попросить финансовой поддержки у ряда государств. Во Франции о займе для покрытия бюджетного дефицита Юлия Владимировна договаривалась лично – по ходу официального визита. В РФ, для оплаты российского же газа (!), – через высокопоставленных представителей на межправительственных переговорах. Очередное прошение, вероятно, адресуется Японии, куда глава КМУ намерена наведаться в конце марта. То, что Страна восходящего солнца сама страдает от кризиса сильнее, чем после Второй мировой, в расчет не принимается.

Внешний долг Украины всегда был довольно велик. Но никогда прежде он не наращивался столь стремительно. Логично, что рано или поздно его придется возвращать. Тимошенко, намеревающаяся безраздельно править страной ближайшее десятилетие, не может этого не учитывать.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua