Все публикацииПолитика

Газовое перемирие: Медведчук – пан, Фирташ – пропал

Заключение десятилетнего газового «мира» не только внесло существенные коррективы в «плановость» отечественной экономики, но также радикально перетасовало колоду «серых кардиналов» украинского политикума. Некоторые короли, слывшие прежде важными персонами, из нее выброшены вон. Другие, напротив, вернули себе статус «сильных как никогда».

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Газовое перемирие: Медведчук – пан, Фирташ – пропал

Фирташ: из грязи в князи и обратно

Первым и главным козлом отпущения стал Дмитрий Фирташ. Похоже, сейчас он рискует повторить единожды проделанный им путь «из грязи в князи» – только в обратном направлении.

Как следует из договоренностей Тимошенко–Путина, хозяйствующие субъекты теперь напрямую, безо всяких посредников, совершают между собой операции. Более того, 11 млрд. кубов «занычкованного» Фирташем газа, который он «под шумок» надеялся «пихнуть» в Европу, «Газпром» у него изымет, затем – продаст «Нафтогазу», а тот пустит его на «технические нужды (потребность которых исчисляется 6.5 млрд. кубов), если что останется – на реэкспорт. Как, спрашивается, «изымет»? Ну, это дело нехитрое. И Юлия Владимировна, и Владимир Владимирович знают немало рецептов «добровольно-принудительной» экспроприации, равно как и национализации.

Любопытно, впрочем, иное. А именно неожиданное ополчение против Фирташа российской стороны. За минувшие три года количество фраз, оброненных представителями высшего московского политикума в адрес РУЭ, можно было сосчитать на пальцах одной руки. «Газпром», имеющий в РУЭ 50%, совсем не интересовался, кто реально контролирует вторую половину компании. При случае Путин рекомендовал «спросить об этом у Ющенко».

Вследствие этого, в Украине распространялись сплетни о якобы причастности семьи гаранта к коррупции в газовых схемах. Частично реализуемых якобы через полумифический «Петрогаз», будто бы принадлежащий Петру Ющенко. Однако, главным провайдером схем по-прежнему назывался Фирташ, уличаемый чуть ли не в уплате Ющенко «десятины» от своих прибылей.

Сплетни эти, в свою очередь, послужили аргументацией российской пропагандистской машине, настаивавшей: газовые переговоры сорвал не кто иной, как Виктор Андреевич. Именно он 31 декабря отозвал из Москвы Олега Дубину, запретив ему подписывать какие-либо контракты. Все, дескать, потому, что Ющенко был заинтересован в сохранении на рынке посредника. От которого – читалось между строк – сам имеет подпитку. В том числе, логично предположить, с прицелом на грядущую избирательную кампанию.

Стоит заметить, что Виктор Андреевич – будь он трижды здоров – давал тематические поводы. Конкретно: в публичной плоскости последовательно избегал очернения посредника, а уж когда избежать комментария на неприятную тему не представлялось возможным, высказывался в духе «все равно его не брошу, потому что он хороший». Лишь однажды – вскоре после обнародования им совместного с премьером Тимошенко «новогоднего газового заявления», Ющенко заявил категорически: посреднику на рынке не бывать. Впрочем, уже через два дня он взял свои слова обратно и запел старую песню.

К тому же, самого г-на Фирташа на протяжении последних месяцев восьми частенько видели на Банковой. Добрые его отношения с Виктором Балогой тоже секретом не являлись. Частенько – значит по нескольку раз в неделю. Особенно – в разгар переговоров о формализации ПРиБЮТ. Которые Дмитрий Васильевич, собственно, и сорвал.

В свое время «Левый берег» подробно рассказывал о том, как Фирташ, нагрянув в воскресный полдень в гости к Виктору Януковичу, сумел убедить «большого Дона» в том, что Ющенко подарит-таки ему премьерство, лишь бы сейчас он с «проклятой Юлькой» не сходился. Почему Янукович «повелся» – да так, что даже прилетавший позже Ринат Ахметов не смог его переубедить – знает лишь он один, вот только Андрею Клюеву, ожидавшему его в соседнем помещении, вернувшись, сказал: «Приезжал представитель президента». Вот так, ни много ни мало.

Впрочем, оценивая ситуацию объективно, следует подчеркнуть: влияние Фирташа на Ющенко и Януковича сильно преувеличено. Очень сильно преувеличено. Судя по всему, Дмитрий Васильевич принадлежит к числу людей, обладающих гениальной способностью казаться весомей, чем они есть на самом деле. За счет чего, собственно, играть роль «рефери» и «разводящих». Нередко оказывающуюся весьма прибыльной. В контексте дивидендов не столько финансовых, сколько личностных.

Серьезный недостаток подобного положения – как только такие граждане попадают в передрягу, все тайное становится явным: проясняется истинная суть их «величия» и спасать их, конечно же, никто не бросается.

Проще говоря, в понимании Ющенко и Януковича ценность Фирташа заключалась в том, что:

а) он – оппонент Тимошенко, значит: враг моего врага – мой друг;

б) он – альтернативный источник финансирования для «оранжевого» лагеря (вместо Коломойского, который всегда сто раз думает, прежде чем давать деньги) и «бело-голубого» (вместо Ахметова, чрезмерные амбиции Януковича отнюдь не поощряющего).

Разумеется, главным достоинством числился его капитал. По факту утраты газовых контрактов – главного источника обогащения – интерес к персоне Фирташа резко снизился. Потребность в его «посреднических услугах» на Банковой и Липской (месторасположение штаба ПР) – тоже.

Этот интерес исчез бы вовсе, не будь у Дмитрия Васильевича в распоряжении еще одного важного ресурса – телеканала «Интер». Который, как-никак, – первая кнопка страны, покрывающая аудиторию до 20 млн. украинцев. Из которых минимум 15 – активные избиратели.

Собственно, Фирташ уже продемонстрировал, как можно использовать формулу «я – начальник, ты – дурак» применительно к телеканалу. И продемонстрирует, судя по всему, еще не раз. Другого способа «отмыть» свой не очень чистый имидж у него нет. И мы не раз еще услышим, что РУЭ, зарабатывающая исключительно на экспорте, на протяжении трех лет себе в убыток (!) дотировала Украину. И «надотировала» на пять миллиардов. Глупо, конечно, уличать Дмитрия Васильевича в том, что на «благотворительность» его подвигнул исключительно патриотизм. Тем более что сам Фирташ, вероятнее всего, личностных политических амбиций не лишен. Об этом свидетельствует, в частности, факт его присутствия в избирательном списке «Женщин за будущее» в 2002-м. Возглавляла который, как известно, близкая подруга Людмилы Кучмы Валентина Довженко.

То есть уже тогда – в «дореволюционные» времена, Фирташ был вхож в закрытые властные круги. Его даже сам Данилыч на день рождения к себе приглашал. Собственно, на очередном праздновании у Кучмы с ним и познакомился Игорь Бакай, о чем последний теперь охотно рассказал «Левому берегу». Что показательно: Бакай, торговавший туркменским газом со времен корпорации «Республика» (с 1993-го), никакого Фирташа в Туркмении не помнит.

Тогда как нынешний близкий друг Дмитрия Васильевича, Юрий Бойко, впервые свиделся с ним посредством Олега Дубины, отрекомендовавшего незнакомца как «хорошего парня, таскающего нам газ из Туркмении».

Возникает логичный вопрос: откуда взялся «хороший парень», орудовавший на тогда уже вполне освоенном и переделенном туркменском газовом рынке, а) которого бывший президент Кучма звал на семейные праздники; б) у которого бывший министр топлива и энергетики Юрий Бойко выступал посредником в бракоразводном процессе; в) которого, фактически, «взял в долю» «Газпром»? Долгое время директором РУЭ с российской стороны был Константин Чуйченко – однокурсник Дмитрия Медведева.

Ответ один. «Взялся» он от Семена Могилевича, под которым «ходил» длительный период. И начался этот период якобы со сближения бывшего черновицкого пожарника Димы Фирташа с коммерсантшей Марией Калиновской. По некоторой – весьма правдоподобной, хоть и не стопроцентно достоверной информации, она приходится сестрой «дону Семену».

Кстати, вполне возможно, что это также поспособствовало быстрому нахождению Фирташем общего языка с Балогой. «Барве» Виктора Ивановича, как известно, некогда помогал встать на ноги криминальный авторитет Михаил Токарь, более известный в Закарпатье как Геша из Куштановицы. Для понимания масштаба: почти то же, что Ахать из поселка Октябрьского. Так вот контрабандист Геша, орудовавший, в основном, в «венгерском направлении», в свою очередь покрывался тем же Могилевичем. Чья «ставка» была тогда как раз неподалеку – в Венгрии.

Фирташ «ходил» под Могилевичем, покуда последнего не посадили. Выставив ему «штрафных санкций» на три миллиарда «зелени». Анекдот двухлетней давности «К нам российский газ подкрался. Кто уселся на трубе? Тот, с кем делится по-братски подполковник ФСБ» в миг утратил свою актуальность.

А у Фирташа в миг начались проблемы. Вплоть до того, что Путин с Медведевым вслед за Тимошенко принялись твердить: посредник – зло. Россия – не Украина, слова Дмитрия Анатольевича и Владимира Владимировича там понимают буквально. А именно – на Фирташа быстренько завели дело. Основывающееся, как несложно догадаться, якобы на неуплате рядом его структур налоговых отчислений. «Великий и ужасный» Сева, как известно, сел за уклонение от отчисления в казну рядовой компании «Арбат-Престиж», торгующей косметикой «выше среднего».

Так что для Фирташа выход в публичную плоскость – еще и средство самозащиты. И он единственный из украинских олигархов, кто вовремя это понял. Громче кричишь – меньше бьют. Особенно, когда кричишь на «Интере».

Бакай: «Бойко – тупой и лживый баран»

Вполне возможно, что личная и финансовая постгазовые трагедии Дмитрия Фирташа не стали бы достоянием общественности, ежели б не неаккуратные высказывания его друга, упоминавшегося уже Юрия Бойко.

В ответ на звучавшие ранее обвинения Юлии Тимошенко в том, что Фирташ, Левочкин и Бойко – главные газовые коррупционеры, последний не нашел ничего лучше, чем заявить: «держи вора» Юлия Владимировна орет для отвода глаз, поскольку сама пытается «снять газовую пенку», лоббируя компанию FKRtt Universal Swissland, стоят за которой будто бы Бакай с Медведчуком.

Ответная реакция не заставила себя долго ждать. Последовала она от Нестора Шуфрича. В том, что Нестор Иванович бросился защищать лучшего друга и любимую женщину, ничего удивительного нет. Однако в ПР это породило очередную волну жестких внтурипартийных разборок. Ибо было воспринято как продолжение недоброй традиции, основанной Колесниковым и Табачником. Медведчука в ПР не любят, но уважают. Шуфрича же воспринимают в качестве откровенного провайдера интересов БЮТ. Чуть менее активного, чем его близкий друг Клюев – бессменный идеолог сближения «сердечных» и «бело-голубых».

Таким образом, из «обмена любезностями» конфликт развился в открытое столкновение отчаянно враждующих групп Бойко–Левочкина и Клюева–Сивковича, давно и безнадежно тягающихся меж собой за влияние на Лидера.

Тем более что в «пылу битвы» стало известно: Левочкин с Бойко додумались до того, чтобы через посредников – не самим, разумеется – обжаловать приобретение братьями Клюевыми ПИБа. Невзирая даже на то, что сделка состоялась при помощи и участии российского «Внешэкономбанка».

На следующее утро после перепалки, осуществлявшейся посредством СМИ, «бело-голубые» собрали политсовет. Большинство очевидцев свидетельствуют: конфликт после непродолжительного обсуждения просто «замяли». Сам Бойко, конечно, утверждает, что Лидер его всецело поддержал, поскольку Тимошенко «наехала», прежде всего, на реноме всей партии, а он его геройски защитил.

На самом деле, Лидер опосля обоих по очереди вызвал к себе. Шуфрича – слегка пожурил за излишнюю эмоциональность. Бойко же в лоб спросил: «С чего вдруг?» В смысле, почему Юрий Анатольевич заговорил о будто бы существующей коррупционной схеме именно сейчас и откуда ему о ней известно? Внятного ответа, однако, не получил, после чего обязал Бойко извиниться перед Медведчуком.

Вместо Юрия Анатольевича внятный ответ дает «Левый берег». Точнее – пересказывает то, что доложили нам профильные источники. А конкретно: упомянутая фирма хоть и зарегистрирована в Швейцарии – стоят за ней россияне. Причем подставные. А сведения «слил» российский подельник Фирташа, зампред правления «Газпрома» Александр Медведев. Известный тем, что посредством «Газэкспорта» однажды обеспечил Дмитрию Васильевичу экспортный контракт на $27 млн.

Причем медведевские «сводки» были не ахти какой свежести и достоверности, поскольку «гуляли» в московской политтусовке уже не первый день. Ни Медведчук, ни Бакай, что логично, в них не фигурировали. Собственно, фамилии «махинаторов» подставлялись какие угодно.

Что и дало основания Игорю Бакаю в комментарии автору этих строк назвать Бойко «тупым и лживым бараном». А Медведчуку – подать на него в суд.

Медведчук – кум Путина

Что до Виктора Януковича, то он, конечно, прекрасно понимал, что делает – Медведчука, которого в 2006-м Ахметов–Колесников помешали взять в избирательный список, он может любить или не любить, однако не позволит себе роскоши с ним не считаться. Так как слишком хорошо понимает, каковы нынешние позиции и влиятельность бывшего «князя тьмы и темников». Даже не столько в Украине, сколько в России. Премьер которой у Виктора Владимировича, между прочим, в кумовьях ходит (в канун третьего тура в 2004-м Путин в Питере крестил Дашу Медведчук). А отличающаяся набожностью пуще Петра Ющенко первая леди Светлана Медведева ему кумой приходится.

Особо остро «фактор Медведчука» Виктор Федорович прочувствовал в субботу – когда пытался сунуть свой донецкий нос в газовые переговоры, прибыв в Москву немногим раньше Юлии Тимошенко. Поездка, впрочем, оказалась безрезультатной – к переговорам главу ПР не допустили, а Путин еще потом с усмешкой рассказал о «представителях украинской оппозиции, которые к нам сюда приезжают и имеют в газе свой интерес». Усмешка адресовалась в первую очередь самому Януковичу. Путина откровенно раздражает и одновременно веселит подобострастное лизоблюдство, исполняемое для него Виктором Федоровичем. Точь-в-точь такое, как дважды несудимый дважды премьер демонстрировал некогда перед Кучмой.

На Печерске многие считают: одна из причин безрезультатности – то, что Медведчук нынче помогает не Януковичу, но Тимошенко. Которая – плохие ли, хорошие ли – но заключила-таки газовые договоренности, чего всем остальным не удавалось сделать больше месяца.

У президента Ющенко по этому поводу свое мнение. На пятничном СНБО, назначенном к проведению в момент написания данной статьи, он, по имеющимся сведениям, готовится подвергнуть жесточайшей обструкции достигнутые соглашения – вплоть до возможного полного их дезавуирования.

О том, who is mr. Medvedchuk в современном российском политикуме, лучше всего свидетельствует сценка, разыгравшаяся давеча на поминках Алексия Второго, проходивших в подмосковной резиденции Путина. Проходивших, что важно, в кругу узком-преузком, самом что ни есть «избранном», общим числом человек в сорок. Первое скорбное слово произнес Путин, второе – Медведев, третье, если очевидцам память не изменяет, – Грызлов. Когда подошла очередь четвертого, Владимир Владимирович отметил: «Хочу предоставить его моему большому другу, патриоту своей страны…» С рюмкой в руках из-за стола поднялся Виктор Медведчук.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua