ГлавнаяКультура

Выставка Давида Чичкана и возможность диалога

Разговоры о разгроме выставки художника и анархиста Давида Чичкана «Утраченная возможность», на которой он представил свой взгляд на войну в Украине и ситуацию после Майдана, не утихают уже больше недели. Событие стало поводом для дискуссии на тему искусства и пропаганды и грани между ними.

7 февраля 15 неизвестных молодых людей ворвались в киевский Центр визуальной культуры, брызнули охраннику в лицо газовым баллоном, нанесли ему несколько ударов, разгромили выставку и украли четыре работы Чичкана.

LB.ua собрал комментарии участников дискуссии, чтобы из первых уст услышать, что это за выставка, за что ее невзлюбили представители националистических сил и как ее оценивают критики.

Фото: Сергей Нужненко

Давид Чичкан, художник:

«Мою выставку разрушили ультраправые. До этого они избили прохожего, подозревая его в причастности к выставке. Они ультраправые, и погром - это их инструмент воздействия на неугодных.

Давид Чичкан
Фото: artsvit.dp.ua
Давид Чичкан

Так же они поступили с маршем ЛГБТИК (сообщества лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, интерсексов и квир – прим.) и кинотеатром «Жовтень». Более того, хочу напомнить, что они уже не первый раз нападают на ЦВК [Центр визуальной культуры]: однажды они жестоко избили директора этой институции, преподавателя Киево-Могилянской академии Василия Черепанина.

Они ультраправые, насилие – их инструмент в борьбе против мировоззренческих оппонентов. Я - представитель радикально левых, то есть, анархист. Я осуждаю все базовые положения ультраправых: радикальный национализм, расизм, гомофобию, сексизм, авторитаризм.

На уровне интеллектуального противостояния они бессильны, поэтому прибегают к откровенной лжи, призывам к насилию и самому насилию.

Правые оправдывают нападение на выставку тем, что я якобы «агент Кремля». Хочу обратить внимание, что именно они делают всё, что выгодно этому самому Кремлю, создавая такую повестку своими проделками. На это я и обращаю внимание в своих работах, представленных на выставке «Утраченная возможность».

Фото: censor.net.ua

Артем Скоропадский, пресс-секретарь «Правого сектора»:

«На выставку Чичкана напали украинские патриоты. Это не художественная выставка, а абсолютно политический проект. У Чичкана есть политические убеждения, политические взгляды и политические заявления. А когда политические активисты приходят и начинают громить его выставку, все говорят «Почему они это сделали?». Ответ: потому что Чичкан занимается политикой.

У нас давно спрашивают: «Зачем разгонять гей-парады? Вы же только приносите им пиар!», «Зачем громить выставки? Вы же только приносите им пиар!», «Зачем делать то-то, вы же только приносите им пиар!». На самом деле это полный бред! Если бы не громили выставки, если бы до этого не разгоняли марши 7 ноября (да, мы разгоняли марш 7 ноября, и другие активисты это делали), сейчас коммунисты были бы в Верховной Раде, Петр Симоненко вещал бы с трибуны национального парламента и так далее. Разогнали почему? Потому что это абсолютно антиукраинское мероприятие. Нам плевать, какой мы пиар принесли.

Артем Скоропадський
Фото: Facebook/Артем Скоропадский
Артем Скоропадський

Говорят, что после такого пиара Давид Чичкан уедет в Европу и там станет известным художником. Ну и пусть он будет известным художником где-то там, в Голландии или Швеции. А в следующий раз в Украине какой-нибудь условный Центр визуальной культуры подумает, разрешать такие выставки или нет. И другая выставочная площадка подумает, стоит выставлять такие штуки или нет.

Безусловно, этот погром пошел на пользу украинской национальной идентичности.

Этот погром вообще никому не выгоден. Кто сделал этот погром, мы не знаем, не можем узнать. «Невідомі патріоти». Ну и молодцы эти «невідомі патріоти». 

Ольга Балашова, арт-критик:

«Давид Чичкан – очень интересный художник. Его искусство невероятно самобытно именно потому, что является продолжением политических взглядов автора. После всех изменений, которые произошли с искусством в ХХ веке, мы больше не можем инфантильно рассматривать искусство как сферу невинной красоты и чувственности.

Ольга Балашова
Фото: artukraine.com.ua
Ольга Балашова

Искусство создается в определенном историческом и политическом контексте, которые художник либо сознательно проблематизирует, либо сознательно игнорирует. В этом смысле все искусство политично. И художник Степан Рябченко, печатающий гигантский 3D-цветок, и Анатолий Криволап, расписывающий церковь, и Давид Чичкан со своими работами. Все они в Украине 2017 года пропагандируют какие-то ценности, но где-то политическая повестка прямо заявлена в работе, а где-то она замалчивается или выдается за что-то другое.

Мне симпатична открытая политическая ангажированность Давида, – анархиста, антифашиста, экоактивиста, утописта и романтика.

Главным оружием в борьбе за свои убеждения Давида являются его работы.

Плакатная прямолинейность и несколько наивная образность его работ вполне соответствуют задачам автора, и делают его высказывание честным, целостным и убедительным».

Виктория Резниченко, генеральный секретарь движения «Новий вогонь»:

«Признаться, я не знаю, да и не хочу особо знать, кто конкретно это сделал. Мне достаточно того, что ребята сработали слаженно и технично. Что же до меня, то я всего лишь указала общественности на проблему, а уж она самостоятельно решила, как ответить. Я рада, что люди не остались равнодушны. Это приятно.

Виктория Резниченко
Фото: Facebook/Андрій Дубчак
Виктория Резниченко

Выставка была, в первую очередь, политической акцией, классической такой художественной провокацией. Видимо, утончённая художественная среда просто не ожидала такого градуса. Думали, всё, как обычно, останется на уровне интеллектуальных словопрений. А людей зацепило глубже и больнее, тема оказалась острее, чем художник сам рассчитывал. Я верю, что Чичкан не ставил задачей никого унизить или спровоцировать на драку. Но реакция вполне ожидаемая, если быть чуть ближе к народу и реальным настроениям общества.

Я считаю, что этот разгром выгоден, в первую очередь, украинской нации. Как некая болезненная, но совершенно безвредная прививка от сепаратизма и коллаборационизма.

Нельзя уравнивать насильника и жертву, солдат-оккупантов и защитников нашей земли. Даже вот так, в виде картинок на стенах. Особенно в виде картинок.

И даже хорошо, что конфликт произошел с художниками и участниками Майдана, с которыми хотя бы можно разговаривать, а не с настоящими промосковскими сепарами. Зато в следующий раз, когда наметится уже действительно вражеское мероприятие (замаскированное под выставку, поэтические чтения, образовательную лекцию), общественное внимание тут же его накроет. И, возможно, никаких разгромов больше не понадобится».

Константин Дорошенко, арт-критик:

«Мне кажется нерелевантным вообще делать такое противопоставление: искусство или политическая агитация. В разные времена люди искусства верили в те или иные доктрины и создавали произведения, эти доктрины раскрывающие.

Константин Дорошенко
Фото: bestin.ua
Константин Дорошенко

"Мессию" Георга Фридриха Генделя можно назвать грандиозным, не то что агитационным, но пропагандистским произведением. Еще и созданным на заказ. "Ленинградская" симфония Дмитрия Шостаковича создавалась по зову сердца, но и она - мощная с точки зрения пропагандистского воздействия вещь. Латиноамериканских титанов мурали Сикейроса, Ороско, как и поэта Маяковского, можно назвать агитаторами. Они доносили идеи, идеологические образы. Но и меняли искусство. Столь же агитационен Казимир Малевич, как и весь авангард того времени, по сути. Потому что работы открывателей авангарда - попытка изменить не просто эстетику, но сам мир, соответственно новому мироощущению. Во многом, кстати, инспирированному анархистской мыслью, как и в случае Давида Чичкана.

Политической агитацией можно скопом назвать иконопись и любое религиозное искусство. Здесь просто нужно видеть разницу.

Искусство является искусством, когда находится в диалоге с искусством, а не только транслирует какие-то спрямленные лозунги. Когда вызывает сомнения, будит разум, смущает чувства.

Агитация же имеет более простую и тривиальную задачу – побуждение к конкретному действию. В этом смысле работы Давида Чичкана, если мы говорим не о стикерах с аббревиатурами, или лозунгах для демонстраций, несомненно – искусство».

Назар Кравченко, глава всеукраїнського Цивільного корпусу «Азов»:

«Начнем с того, что Чичкан – мразь. Я не знаю, кто громил его выставку. У меня есть две версии. Первая – друзья этого дивного художника. Они сделали это для того, чтобы помочь ему прославиться, стать борцом с национализмом и получить политубежище в странах Европы. Например, в Испании.

Назар Кравченко
Фото: Hromadske.UA
Назар Кравченко

Вторая – недалекие люди, которые имели благие помыслы, но наделали глупостей. Возможно, они увидели в этой выставке угрозу национальной безопасности. Я не удивился, если бы узнал, что это делали парни с чистой душой, но при поддержке Службы безопасности Украины, которая решила, что выставка – это главное зло, и нужно действовать именно так.

В своих работах Чичкан приравнивает националистические организации к сепаратистам. Если говорить о каком-то художестве, то мне кажется, что его работы не несут никакой эстетической ценности. Это политическая агитация, криво нарисованная пропаганда.

Я не скажу, что сам Чичкан – угроза национальной безопасности. Обычный человек со своим мнением. Он может им неформально делиться с друзьями.

У нас есть свобода мнения, даже если она антиукраинская или антигосударственная. Но его работы – это политическая агитация.

Любая политическая партия может после этого называть свою агитацию «выставкой искусства». Мол, приходите пить вино и смотреть на наши брошюры».

12 февраля Центр визуальной культуры переоткрыл выставку Давида Чичкана «Утраченная возможность» в её нынешнем состоянии (без четырех работ и с сохраненными после нападения надписями на стенах). Экспозиция продлится до 26 февраля.