ГлавнаяКультура

Спасти и сохранить: чем занимаются украинские реставраторы искусства

“Реставратор - это доктор”. “Я стараюсь не чувствовать себя соавтором работ, которые реставрирую”. LB.ua поговорил с представителями самой незаметной, но одной из самых важных профессий в музейном деле, - реставраторами из Национального научно-исследовательского центра Украины. Там занимаются восстановлением наиболее ценных работ из украинских музеев.

На протяжении нескольких веков своего развития реставрация понималась по-разному. С конца XVIII-го века профессия начала активно развиваться, и сейчас без собственной исследовательской и реставрационной лаборатории не обходится ни один крупный музей искусства.

Ранние восстановители искусства не видели проблемы в том, чтобы дорисовать утраченные сюжетные фрагменты работы или даже внести в неё изменения. Сегодня эти изменения по возможности убираются, чтобы вернуть картинам первоначальный вид. Роль реставратора также стала максимально очерченной: его задача - не восполнить или воссоздать предмет искусства, а сохранить его и показать таким, как его сотворил автор.

Мы расспросили сотрудников крупнейшего в Украине реставрационного центра об особенностях их профессии, о “кодексе реставраторов” и о том, как они начинали восстанавливать свои первые работы.

Анастасия Черниченко

художник-реставратор высшей квалификационной категории, специализация - масляная живопись

В реставрации: “Искушение святого Антония” Иеронима Босха, 1506 г. (копия). Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко

Фото: Сергей Нужненко

Сейчас я реставрирую Босха, одну из самых ярких работ Музея Богдана и Варвары Ханенко. Это очень удачная копия, оригинал находится в Национальном музее старинного искусства в Лиссабоне. Я открыла фотографию оригинала на компьютере и по ходу работы сравниваю. Нашу копию уже много раз реставрировали, и делали это довольно плохо.

Скорее всего, эта копия прижизненная, у Босха их было очень много. Предполагают, что у него существовала мастерская, где он следил за исполнением своих копий его учениками.

 Искушение святого Антония, Иеронима Босха, 1506 г. (на фото - оригинал из Лиссабонского музея)
Фото: Сергей Нужненко
Искушение святого Антония, Иеронима Босха, 1506 г. (на фото - оригинал из Лиссабонского музея)

Что нужно сделать:

На оригинале виден сюжет в келье, но на нашей работе его по сути нет: он сильно затемнен. Вот такие участки мне надо определить до реставрации, я должна по миллиметру рассмотреть, что есть на оригинале и что утерялось на нашей копии, чтобы затем их восстановить.

Мы сделаем рентгеновский снимок и ультрафиолетовый снимок. Они покажут, что есть под видимым красочным слоем. После этого с помощью растворителя я буду снимать записи, которые оставили предыдущие реставраторы, и доходить до авторского слоя. Когда я дойду до него, буду смотреть, чего не хватает, и, если нужно, подводить грунт и тонировать (наносить краску на реставрационный грунт - прим.) те кусочки, которых нет, в тон автора (речь идёт о тонировании утраченных авторских элементов в нейтральный тон, чтобы они не выбивались из общей картины; реставратор при этом не восстанавливает сюжетные элементы и мелкие детали - прим.). Как образец у меня будет открыт оригинал на компьютере, и я смогу понимать, к чему нужно стремиться.

На эту работу точно уйдет не один год. Параллельно я буду заниматься и другими работами: реставрировать одну картин у с утра до вечера просто невозможно. Максимум можно работать час-два, после этого нужно брать перерыв. Обычно я одновременно работаю над четырьмя-пятью картинами.

Фото: Сергей Нужненко

Реставратором я стала довольно интересно. На живопись в академии был большой конкурс, поступить было невозможно (смеется). Вот и поступила на реставрацию, а со временем поняла, что это моё. Первая моя работа в реставрации - это картины Яблонской, которые наш преподаватель Анатолий Фомич заставлял проволочками и нитками натягивать на подрамники. Это было очень скучно.

Есть у реставраторов, наверное, какой-то комплекс неполноценности. Сначала ты чувствуешь себя соавтором, а потом одолевает чувство стыда, потому что ты всё равно сделал хуже, чем автор, и до соавтора тебе ещё далеко. Но ситуации бывают разные. Например, случается, что утеряна большая часть работы, и оставить её “как есть” будет бессмысленно - надо делать реконструкцию. В такой ситуации хочешь-не хочешь, но ты должен стать соавтором, углубиться в технологию автора, понять, как это сделано, и попытаться сделать не хуже. Хотя мы стараемся, конечно, избегать реконструкций.

Мне нравятся импрессионизм, люблю русский импрессионизм. Среди тех, кого доводилось реставрировать, люблю работы Станислава Жуковского.

В свободное время я, конечно, занимаюсь живописью.

Владимир Папушенко

художник-реставратор I квалификационной категории, специализация - масляная живопись

В реставрации: “Пригород итальянского города” неизвестного автора, XVIII век. Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко

Фото: Сергей Нужненко

Это работа из музея Богдана и Варвары Ханенко, на ней изображен какой-то итальянский праздник в пригороде. Изначально думали, что она XVII-го века (1629), но после исследования выяснилось, что она была написана в начале XVIII-го (1719). Сейчас работу приписывают Петеру ван Гределю, но каких-то точных сведений об авторстве не сохранилось.

Её уже много раз реставрировали, и делали это в разные периоды. К тому же работа дублирована. Это технология, по которой авторское полотно приклеивается к новому. На картине видны прорывы, которые потом отгрунтовали и нанесли на них красочный слой. Сегодня легко заметить, что эти участки отличаются от работы по цвету и фактуре, то есть реставрация сделана плохо.

Что нужно сделать:

Часть, которую зашпаклевали, выглядела очень глянцевой, она отвлекала взгляд и не давала нормально воспринимать картину. Я снял с неё лак, потом нанесу новую грунтовку с имитацией общей фактуры и буду этот участок тонировать. Тогда он не будет бросаться в глаза.

Фото: Сергей Нужненко

Также нужно сделать утончение лаковой пленки. Дело в том, что на эту работу лак наносился уже много раз, это особенность того времени. Это сейчас картины хранятся в музеях или в частных коллекциях, а раньше они активно демонстрировались на приёмах и их возили с собой. Часто работы припадали пылью, и вместо того, чтобы их правильно подготовить (что занимает время), картины просто промазывали новым слоем лака. Конечно, работа сразу начинает сиять, но пыль под лаком ведь никуда не исчезает. Со временем все эти наслоения пыли и грязи начинают давать блеклые цвета. Кроме того, лак имеет свойство желтеть, он создает красно-желтую пленку, которая влияет на цвет. Всё это надо убрать. Когда я закончу, работа станет светлее, в темных местах появятся утраченные детали, и она будет выглядеть целостно.

Это сложная и ответственная работа, я думаю, на неё уйдет не меньше двух лет. Но в нашей профессии лучше дольше, чем быстрее. На качество работы влияет даже настроение. Если я не в духе, я лучше возьмусь за что-то попроще, чтобы нервы или жизненные обстоятельства не повлияли на конечный результат и не испортили авторский труд. В нашей работе всегда лучше не доделать, чем вмешаться чрезмерно.

Как стал реставратором:

Я закончил республиканскую художественную школу, потом по рекомендации знакомых поступил на реставрационное отделение. У меня всегда было желание восстанавливать, и я не жалею, что стал реставратором.

Основной инструмент реставратора - скальпель. Для различных работ и даже участков могут использоваться разные виды скальпелей.
Фото: Сергей Нужненко
Основной инструмент реставратора - скальпель. Для различных работ и даже участков могут использоваться разные виды скальпелей.

Первая реставрация - это народная “плащаница”, икона на полотне, на которой изображен лежащий Иисус Христос. Как правило, все сохранившиеся плащаницы пошарпанные и помятые, потому что их постоянно сворачивали и разворачивали во время обрядов. Они не писались для музейных экспозиций. Писались плащаницы в основном непрофессионально и без соблюдения технологии. Обычно какой-то сельский умелец брал полотно, быстренько его грунтовал и на скорую руку рисовал сюжет, а под праздник в деревне появлялась новенькая плащаниця.

Работа была сложная, потому что было много потерь. Я очень долго её тонировал, потом мне показали, как делать это быстрее. Особой ответственности я тогда не чувствовал, потому что всё в принципе неплохо получалось с первого раза. Ответственность в нашей работе ведь приходит только с опытом. На первых порах тебе кажется, что ты уже всё умеешь; а со временем, конечно, понимаешь, что не умеешь ничего.

Думаю, любимая отреставрированная работа - это “Натан и Давид” неизвестного автора XVII-го века [популярный сюжет, когда пророк Натан приходит порицать царя Давида за несправедливое решение, и тот раскаивается в своих грехах - LB.ua]. Там был полный спектр проблем, очень сложная, но интересная реставрация. Очень легко пошла “Коронация Богородицы” XIX-го века [неизвестного автора - LB.ua], её было интересно делать.

Натан и Давид
Фото: Сергей Нужненко
Натан и Давид

Я пытаюсь не чувствовать себя соавтором работ, которые реставрирую, ведь со временем так можно почувствовать себя и автором. Нет, всё-таки наша работа состоит как раз в том, чтобы не становиться соавтором, чтобы минимально вмешаться в авторский труд и сохранить его для будущих поколений.

В душе я не художник. Умение рисовать и желание рисовать - это разные вещи, поэтому сам я не пишу. Но я люблю восстанавливать.

Юлия Мачковская

художник-реставратор III квалификационной категории, специализация - темперная живопись

В реставрации: икона XVII-го века неизвестного автора, Запорожский областной художественный музей.

Фото: Сергей Нужненко

“Это икона 17-го века, и это большая редкость, когда такие ценные работы хранятся не в столице. Запорожский музей достаточно молодой, он был открыт в 1973-м году, но там всегда работали очень хорошие специалисты. Они собрали множество интересных работ, и сейчас это, пожалуй, один из самых богатых художественных музеев в Украине, но у них нет помещений, чтобы экспонировать свои работы. Поэтому они хранятся в фондах, и труд музейщиков, к огромному сожалению, никто не видит”, - рассказывает Татьяна Анатольевна Бычко, заместитель генерального директора по научно-реставрационной работе Национального научно-исследовательского реставрационного центра Украины. Затем реставратор Юлия Мачковская детальнее рассказывает нам о работе.

Что нужно сделать:

Эта икона пришла к нам в очень плохом состоянии. Красочный слой поднялся над основой, всё это выглядело плачевно. Сейчас все слои уже укреплены животным клеем, а не воском. К сожалению, в некоторые периоды развития нашей реставрации для укрепления слоев на основе использовали воск. Сейчас это считается недопустимым: со временем он теряет свои свойства и совершенно не держит красочный слой на основе. При этом сам воск уже не связывает между собой слои, и реставрировать такую работу очень сложно.

Фото: Сергей Нужненко

Сейчас я занимаюсь удалением старых записей, потому что эту икону уже несколько раз поновляли (писали новую работу поверх старой - прим.). К счастью, само изображение не тронули, но под некоторыми слоями можно обнаружить авторскую живопись, и я хочу её восстановить.

Этой реставрацией я занимаюсь уже месяц. Если красочный слой будет вести себя нормально, то я буду работать с ней ещё как минимум два месяца.

Фото: Сергей Нужненко

Как стала реставратором:

Я начала с художественной школы, потом закончила техникум и пошла работать. Реставрация - это очень кропотливый процесс, и мне это нравится: я усидчивая. В свободное время, которого у меня очень мало, я пишу копии и этюды. Это помогает отвлечься.

Любимое направление в живописи:

Мне очень нравится живопись XIX-го века, особенно первая его половина, это более романтичный период. Я в восторге от самой технологии живописи, поэтому она мне в целом очень нравится. Люблю прийти в музей, уткнуться носом в картину и смотреть; это помогает мне делать копии, я пытаюсь увидеть технологию автора.

Я не чувствую себя соавтором работ, которые реставрирую. Реставратор - это доктор, он просто восстанавливает утери и создает работам экспозиционный вид.

Анна Герасимовна Волощук

художник-реставратор высшей квалификационной категории, специализация: темперная живопись

В реставрации: икона XVII-го века неизвестного автора, Киевский национальный музей русского искусства

Фото: Сергей Нужненко

Эту икону много раз реставрировали, есть много потерь красочного слоя. Мы сделали рентген и снимок под ультрафиолетовыми лучами, чтобы контролировать утончение лака. С этой работой приходится использовать увеличительное стекло и даже микроскоп, потому что очень много мелких деталей.

Фото: Сергей Нужненко

Совсем недавно я закончила реставрацию работы XVII-го века Теодороса Полакиса из Музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко. Над ней я работала два года. Икона полностью готова, но пока находится у нас, потому что для неё нужно изготовить раму. Это очень хорошая работа, и очень важно то, что нам известен её автор. Я часто беру в руку иконы и думаю: так хочется знать, как автора хотя бы звали, это же очень важно.

Над Полакисом сложно было работать из-за размеров, это икона 1.60м на 1.90м, и к центру работы приходилось дотягиваться уже чудом. Полакис прекрасный, мне было очень приятно с ним работать. Но самое обидное, что эту работу пока никто никогда не видел в экспозиции; музею Ханенко просто не хватает места, чтобы её выставить.

Я стала реставратором, потому что моя сестра здесь работала. Однажды она показала мне икону Благовещения и очень интересно рассказала ней. Мне это так запало в душу, что я начала интересоваться реставрацией и понемногу помогать сестре. Затем я узнала, что Музей архитектуры и быта ищет реставратора. Я прошла здесь стажировку под руководством мастеров, потом ещё пять лет проходила стажировки в России, Прибалтике, Украине, и в результате пришла работать сюда, в Национальный научно-исследовательский реставрационный центр. Продолжаю работать уже 41-й год.

Фото: Сергей Нужненко

В свободное время я стараюсь реставрировать для себя.

Чувствовать себя соавтором работы - это всё-таки посягательство на такие шикарные работы. Я благодарю Бога за то, что я просто встретилась с такими иконами и прикоснулась к ним.

Очень люблю живопись XIX-го века. Она своеобразная и академичная.

Светлана Яценко

художник-реставратор высшей квалификационной категории, специализация - графика

В реставрации: “Мандарин под деревом”, китайский народный лубок XIX-го века, Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко.

Фото: Сергей Нужненко

Это уже отреставрированная работа. Она вся была деформирована и на ней повсюду присутствовали пятна. Сложность в том, что это рисовая бумага, которая впитывает краску и практически не слоится. Контуры нанесены ксилографией и не текут, но цветные красители растекаются от малейшей влаги, поэтому реставрировать её очень сложно. Пятна локально убирались химикатами, после чего работу аккуратно отпрессовали. Также я восполнила небольшие утраты бумаги. Мы изготовили максимально близкую к авторской бумагу и восполнили ею оригинал. На эту работу у меня ушел месяц.

Фото: Сергей Нужненко

У меня была работа, которую я делала два года, - это эскиз Вильгельма Котарбинского к росписи Владимирского Собора в Киеве. Изначально происхождение эскиза не было известно, он поступил в музей как неизвестная роспись, но я пошла во Владимирский собор и нашла там эту роспись.

Это рабочий эскиз Котарбинского, он был приклеен на фанеру и был весь в мелких пятнах и экскрементах насекомых. В итоге мне пришлось снимать произведение фрагментами, потому что бумага ломалась и слоилась. Обработала каждый из кусочков основы, склеила их вместе и дублировала на другую бумагу. Сейчас эскиз хранится в фондах Киевского музея русского искусства.

Реставратором я стала рано. Моя мама работает здесь реставратором уже давно, и я в свои 17 лет, сразу после школы, тоже решила начать. Уже затем закончила университет и получила категорию. Можно сказать, что реставрация - это в нашем случае семейное дело.

В живописи я очень люблю Котарбинского и модерн. Но реставрировать приходится всё.

Дарья Петлина

художник-реставратор II категории, специализация: реставрация полихромной скульптуры и декоративной резьбы

В реставрации: испанский барельеф Святого Андрея XVI-го века, Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко.

Фото: Сергей Нужненко

Этот барельеф когда-то украшал интерьер первого этажа музея Ханенко.

Что нужно сделать:

Я работаю над ним уже больше года. Ранее работу уже реставрировали, если это можно назвать реставрацией. Плащ Святого Андрея был весь покрыт гуашью, которую я сейчас механически удаляю с незначительным увлажнением, чтобы добраться до оригинального слоя. В нижней части плаща видны следы от ошкуривания полихромии до дерева - реставрацию делали по-варварски. Гуашь сверху нанесли из-за больших потерь оригинального полимента и позолоты. Удалив её, я буду тонировать грунт нейтральным тоном. Тут есть очень большая потеря красочного слоя на губах, я думаю, это потому что скульптуру целовали прихожане церкви.

Думаю, что я смогу закончить эту работу через пару месяцев.

Фото: Сергей Нужненко

Как стала реставратором:

Я закончила художественный институт и после года учебы на факультете живописи перевелась на реставрацию, потому что мне это стало очень интересно. Проучившись на реставрации неделю, я поняла, что узнала за это время больше, чем за год на живописи.

Моей первой реставрацией была маленькая икона Святого Макария 6x11см XIX-го века. Это было интересно, я быстро её закончила и взялась за более сложную работу.

Для себя я занимаюсь живописью, это помогает мне выплескивать эмоции.

Фото: Сергей Нужненко

У меня всё дрожит, когда я прикасаюсь к старинным работам, поэтому автор - это эталон, а мне просто повезло сохранять его работу. Приятно осознавать, что мне доверяют реставрировать памятники культуры.

***

Если вы заинтересовались искусством реставрации и хотите вживую посмотреть на то, как выглядят восстановленные работы, в Национальном музее искусств имени Богдана и Варвары в Киеве сейчас проходит выставка “Ars Longa: реставраторы и реставрация”. На ней представлены образцы китайского народного искусства, восстановленные усилиями 12-ти реставраторов. Все работы сопровождаются детальной информацией об их восстановителях и фотографиями “до-после”.

Выставка продлится до 25-го декабря.

Редакция LB.ua выражает благодарность сотрудникам Национального научно-исследовательского центра Украины и Национальному музею искусств имени Богдана и Варвары Ханенко за помощь в подготовке материала.